?

Log in

No account? Create an account

Экономика в картинках

Экономика простым языком

Лекции от Мансура Гиматова. Физика процессов: время
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
Как известно, физика – наука точная, целиком и полностью отвечающая математическим формулировкам. И это позволяет утверждать, что, с одной стороны, современная физика имеет точную доказательную базу, но, с другой, что эта же физика не имеет прямых соприкосновений с природными явлениями и природными процессами. Иными словами, современная физика изучает не окружающую нас Природу-Вселенную, но строит некие математические модели, каковые, прежде всего, удовлетворяют принципам математики, и сквозь призму которых мы и пытаемся изучать природные взаимодействия.

Взять, например, термодинамику. Большинство ее формулировок, так или иначе, связано с понятием «идеальный газ». Т.е. мы построили матмодель несуществующей в природе среды, каковая по своим характеристикам вообще ни на что природное не похожа, но при этом полностью удовлетворяет заложенным математическим взаимосвязям. И теперь на основе выводов об этой среде выстроили целый пласт науки, изучение которого начинается еще в школе.

Подобный подход идеально подошел бы для построения виртуальных миров в компьютерных играх, но совершенно не годится для изучения окружающей нас реальности, основным инструментом постижения которой предлагается использование физики процессов.

Основное отличие физики процессов заключается в том, что она не строит матмодели, но изучает-исследует природные процессы во всей своей сложности и многозначности. И поскольку многомерная сложность реальных процессов, а также отсутствие математических взаимосвязей в них не позволят нам получать однозначное, односложное трактование взаимодействий, то первичной задачей физики процессов станет построение «генеалогического древа» процессных взаимодействий, по характерным признакам в карте которых мы начнем в дальнейшем угадывать взаимосхожесть микро и макро-процессов, в итоге, постигая непостижимое.

По сути, физика процессов мало чем отличается от построения технологических карт наших производственных предприятий. За исключением того что для построения, скажем, автомобиля мы пытаемся соединить в единую систему известные нам процессы с целью получения на выходе соответствующего продукта, тогда как в физике процессов мы должны правильно определить уже действующие процессы и расписать их взаимодействия. Конечно, масштабность предполагаемых работ и впечатляет и отталкивает, но, тем не менее, мы просто обязаны ее выполнить, если хотим получить адекватное представление об окружающем нас мире.

Несколько слов по поводу – что в этом случае можно считать природным процессом? Скажем, птичка чирикает на ветке – это процесс или нет? В терминологии физики процессов главная особенность данного термина заключена примерно в том же, что и отличие бизнес-процесса от обычного производственного процесса. Т.е. производственный процесс может называться бизнес-процессом только в том случае, если на выходе у него идет какой-либо конечный продукт, предназначенный для дальнейшей реализации. Т.е. если токарь точит шуруп – это процесс производственный. Но если мы реализовали процесс производства шурупов – как конечную продукцию производственного этапа, то это можно уже рассматривать в качестве бизнес-процесса. Аналогичным образом и в физике процессов: лишь те из происходящих изменений можно называть природным процессом, которые имеют на выходе какой-либо вполне понятный результат и проявляют ярко выраженную цикличность или жесткую повторяемость. Скажем, процесс кровообращения, являющийся частью системы жизнеобеспечения того или иного организма; или круговорот воды в природе; или вращение планет вокруг Солнца; или химические реакции – всё вышеперечисленное (и это далеко не полный список) можно отнести к изучаемому физикой процессов.

Почему именно так, а не иначе? Потому что построение карты взаимодействий всего и вся невозможно в принципе. Невозможно расписать технологическую карту производства даже автомобиля, если мы начнем последовательно описывать каждую производственную операцию. Только используя бизнес-процессы – выделенные участки производства, обеспечивающие выпуск чего-то конкретного, передаваемого на следующий уровень сборки, и рассматриваемые в качестве черных ящиков с известным лишь входом и выходом – можно создавать огромные карты как технологического, так и научно-познавательного плана.

Иными словами, построение «генеалогического древа» природных взаимодействий возможно лишь на основе процессного подхода, использующего принцип, схожий с организацией бизнес-процессов в производстве.

И, вот, на фоне предлагаемого подхода обратимся к одной из самых распространенно используемых как в науке, так и в обиходе сущностей – «время».

Что такое время?

Несмотря на популярность данного термина, ни один ученый, ни один здравомыслящий человек не может дать определения данному термину. Почему? Да, потому что никакого времени в природе не существует! Время – это чисто математический или расчетный параметр, каковой мы (почти) всегда можем рассчитать, но никогда – потрогать/пощупать, увидеть или определить непосредственно. Время – это важнейший индивидуальный параметр каждого отдельного природного процесса, рассчитать который мы можем лишь сопоставляя события изучаемого процесса с каким либо иным процессом, например, движением стрелок на часах.

Да, мы настолько «привыкли» к его обиходности, что пытаемся найти, определить  физическую сущность времени как вещи, как объекта или поля. Но не находим. И сделать это, в принципе, невозможно.

Наиболее адекватное восприятие сущности «время» дает нам понятие «плотность» из физики материалов. Что такое плотность? Это расчетный параметр, равный отношению массы материала объекта к его объему. В природе достаточно редко встречается однородность материала, а потому понятие плотность зачастую несет в себе условный характер. Более того, следует понимать, что плотность это не просто какая-то там единая физическая сущность, но расчетная характеристика данного конкретного материала/среды в соответствующих условиях.

И если мы перенесем понятие «плотность» из физики материалов в физику процессов, то и получим весьма характерное сопоставление: Время – это плотность событий (если хотите – интенсивность событий) данного конкретного процесса, проистекающих в соответствующих условиях, определяемых внешней средой.

Также как и плотность разных материалов/сред различается своим значением, так и параметр время в разных процессах принимает собственное значение.

Также как и в случае с плотностью наложение природных процессов друг на друга создает некую неоднородность их проистекания, что ведет к условности (неоднозначности) определения параметра «время» в изучаемой системе процессов.

И, думается, что также как и в случае с плотностью имеет смысл создание таблицы коэффициентов «время» для каждого выделенного природного процесса, рассматриваемого в стандартных условиях окружающей среды. Хорошим примером подобного подхода является определение периодов полураспада радиоактивных веществ, где время рассматривается не в относительном по отношению к движению стрелок часов формате, но в абсолютном выражении по отношению к процессу распада радиоактивных веществ. Правда, и в этом случае, следовало бы выбрать некий элемент за точку отсчета (допустим, тритий (водород H3) с периодом полураспада 12.3 года) и присвоить ему коэффициент «время» равный 1. Тогда, скажем, для плутония 239 (с периодом полураспада 24.4 года) наш коэффициент «время» в организуемой таблице был бы равен 2 (24.4/12.3) и т.д.

Возможно, что кто-то в данном случае возразит: таблица полураспада радиоактивных веществ и создана по предлагаемому правилу с тем лишь отличием, что «точка отсчета» выбрана не из элементов таблицы, но в ее качестве фигурирует элемент (период) процесса вращения Земли вокруг Солнца. Т.е. если в качестве единицы абсолютного времени взять один оборот Земли вокруг Солнца, то мы в точности и получим используемую ныне таблицу. Совершенно верно! Но использование периода вращения планет в качестве основы – не очень хороший вариант, поскольку он, во-первых, может быть подвержен изменению, а, во-вторых, мы не видим весь процесс – его начало и завершение, видим лишь год, несколько лет, возможно даже тысячелетие сумеем увидеть/рассчитать. Но какую долю этот период составляет от «долгожительства» всей системы, мы вряд ли когда-либо узнаем. Т.е. получается, что абсолютные значения времени различных процессов, мы привязываем к условной единице периодичности вращения Земли, что не есть правильно. Тем не менее, отметим, что периоды полураспада не закрывают нам дверь для выбора какого-либо иного процесса в качестве единицы отсчета. И единственным правилом здесь должна быть возможность полного наблюдения всего процесса – от рождения и до его завершения – для получения абсолютного, а не относительного значения.

Современное представление в науке, что время есть течение некой материальной субстанции, не имеет ни малейшего обоснования. По этому поводу неоднократно встречал возражение, что замедление атомных часов на космических станциях – неоспоримый факт, доказывающий торжество теории относительности. Но, ребята, вы просто выдаете желаемое за действительное. Атомные часы связаны с сущностью «время» точно таким же образом, что и механические часы. Вы же не будете утверждать о том, что время остановилось, поскольку ваши часы, попав в воду, встали?! Почему же тогда, замедление процесса квантовых скачков цезия, вы воспринимаете как замедление времени?! Атомные часы – это просто прибор, один из многих, сделанных человеком. Так и нужно искать причину, по которой этот прибор меняет свое значение, находясь на удалении от Земли, в невесомости, а не привязывать его несовершенство к мистическим временным потокам!


И даже если мы в качестве аллегорического представления и предложим для времени соответствующий образ потока, то он предстанет в виде множества переплетающихся друг с другом процессных ручейков, с различной скоростью/интенсивностью стекающих в озера систем-организмов, множество которых участвует в организации еще более масштабного потока. И при этом необходимо понимать, что всё это – плоская проекция значений временных констант с трехмерного мира природных процессов.

На мой взгляд, наше текущее представление времени есть результат «киношного» восприятия. И думается, что не случайно появление теорий относительности совпало с периодом зарождения и бурного развития кинематографа, позволившего запечатлевать события и прокручивать их с различной скоростью и даже в обратной последовательности. Казалось бы – еще чуть-чуть и мы достигнем подобного эффекта и в реальной жизни. Увы, это всего лишь магические иллюзии, недостижимые в банальной простоте реального мира. Мы можем лишь сохранить в памяти или на каких-либо носителях прошедшие события, но никоим образом не можем их вернуть.

Современная физика, как, впрочем, и многие другие науки, делает упор на объекте, который претерпевает изменения в результате определенных воздействий на него. В этом факторе заложен «корень зла». Важен не объект, но – процесс, в котором участвуют те или иные объекты. Не личность формирует историю, но общественные процессы, в которых участвует данная личность. Не объекты создают и развивают нашу Вселенную, но процессы, использующие соответствующие объекты для достижения собственных целей. И это основная парадигма физики процессов, которую нам еще предстоит сформировать.
 

Бизнес по-русски: Клиентодезориентированность
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
(из серии "Житейские истории")

На пике жары в конце июня решили мы с женой приобрести кондиционер. Причем предложение истекало от жены, чему я был удивлен несказанно – она всегда боялась холодных сквозняков, а тут, вдруг…. Но кондиционер, так кондиционер – лезем в интернет, изучаем вопрос.

Первые и достаточно неприятные эмоции выхвали цены. Жаркий июнь привел к существенному подорожанию климатической техники, и предварительная оценка проблемы в 15-18 т.р. оказалась на самой нижней границе ее решения. Иными словами, за эту сумму можно было бы приобрести лишь самый ненадежный китайский вариант, а современные модели таких брендов как Mitsubishi и Daikin и вовсе улетали за полтинник. В итоге остановились на инверторной модели марки Tosot, каковая вместе с установкой стоила у поставщика 30 т.р.

Звоню: - Извините, мы хотим приобрести у вас Tosot Lord Euro. Когда вы можете произвести его установку?
- (Приятный женский голос) Ваша модель имеется в наличии. Ближайший свободный для установки день – понедельник (мой звонок был в среду), но есть окошко в эту пятницу на 16 часов.
- Отлично! Можно зарезервировать эту пятницу?
- Вы понимаете, у нас так не принято: сначала оплата, и лишь затем – резервирование….
- Послушайте, здесь весь период занимает лишь пару дней. Мне вообще не хочется ехать на другой конец города, чтобы показать вам денежку. Привозите в пятницу сплит-систему и я полностью с вами рассчитаюсь.
- Это исключено. Приезжайте, оплачивайте, и мы вас поставим в очередь на установку.
- Ну, хорошо. Но я смогу приехать лишь завтра утром. Мы можем договориться об установке на пятницу?
- Нет, у нас так не принято.
- Ну, хорошо. Завтра я приеду для оплаты.

Через несколько минут обратный звонок: - Я договорилась с дирекцией о резервировании установки вашего кондиционера на пятницу после 16 часов. Но вам необходимо завтра утром произвести оплату в нашем офисе. Вас устраивает этот вариант?
- Более чем. Спасибо. Я приеду завтра утром для оплаты.
- Договорились. До свидания.

Что тут можно сказать? Зажрались? Наверное, есть немного. Но то, что меня ожидало на следующий день – просто повергло в шок.

На следующее утро еду к черту на кулички, ищу указанный адрес. Бесценная штука этот навигатор, который достаточно быстро привел меня к цели. Здание большого завода (бывшего) с миллионом офисов внутри. Захожу в нужную комнату, где вместо «приятного женского голоса» меня встречает молодой менеджер.

- Здравствуйте. Я вчера по телефону заказал сплит-систему Tosot Lord Euro. И теперь я готов расплатиться за него, и хотел бы уточнить детали установки.
- Здравствуйте. Да, меня предупредили о вашем заказе. Вот на стене вы можете посмотреть аналог вашей системы (указывает на один из висящих кондиционеров). У вас будет точно такой же.
- Замечательно. Клиентоориентированность вашей фирмы весьма на высоте, и единственный минус то, что пришлось ехать к вам из-за оплаты.
- Ну, вы понимаете, было много случаев, когда клиенты, заказав модель, отказывались от нее, утверждая, что они купили где-то более дешевую….
- Ну, мне также приходилось бегать за своим товаром, уплатив предварительно аванс за него. Риски равноценны. А в итоге, всё это указывает лишь на ваше отношение к клиенту.
- Вы знаете. Мы не будем работать с вами.
- ?!!!
- Вы несете негатив в нашу компанию. И мы с вами работать не будем!
- Дайте мне телефон директора.
- Не дам!...

Вот такая «клиентоориентированность»! Ребята просто не понимают, что при равенстве рисков клиента и поставщика, они буквально унижают клиента, заставляя приезжать его в офис и доказывать свою платежеспособность. Ладно бы еще дешевую модель заказывал! Ну, а наш офисный планктон, каковой, судя по всему, в ходе сетевых баталий примерил на себя треуголку Наполеона, еще устроит в своей компании маленькое и победоносное Ватерлоо. И это – неизбежность.

Мне же, несолоно хлебавши вернувшемуся из поездки, пришлось повторить поиски в инете, каковые привели меня к покупке модели Whirlpool SPIW 409LL в интернет-магазине Юлмарт. Модель, на мой взгляд, удачная – тихая, практически бесшумная работа как внутреннего, так и внешнего блоков, быстрое охлаждение и чистый, свежий воздух на выходе, который в первый момент хотелось просто пить…. Чуточку споткнулся о пульт управления, к которому нужно просто привыкнуть (требует предварительного своего включения). «А в остальном, прекрасная Маркиза, всё хорошо, всё хорошо»… чего и вам желаю!
 

Лекции от Мансура Гиматова: Математика vs. диалектика
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
Современная наука делит всю научную сферу на три весьма неравноценные категории.

Первая – точные науки – развитие которых ведется на основе использования математического аппарата, а также на основе получаемых экспериментальных данных.

Вторая – естественные науки или науки о природе – строятся на основе наблюдений и анализе наблюдаемых природных явлений/процессов.

И третья – гуманитарные науки или науки о человеке – среди длинного списка которых можно выделить философию, экономику, психологию, обществоведение и т.п., и каковые многими ученых науками не признаются, так… околонаучные дисциплины. Наверное, многие из вас не раз слышали презрительное «а… гуманитарий!».

Подобное структурирование наук, с одной стороны, интуитивно понятно, но, с другой, вызывает множество недоразумений и споров. Во-первых, что это за разделение, при котором некоторые науки лишь частично входят в ту или иную категорию?! Так, генетика – подраздел биологии – относится к точным наукам, тогда как вся остальная биология – к естественным. Это же касается и экономики, философии и некоторых других научных направлений. А во-вторых, споры о том, является ли экономика наукой или нет, также «на совести» этого структурирования, каковое не может устранить подобные сомнения.

Попробуем подвести базис под несколько иное разделение нашей научной деятельности, целью которого будет устранение всевозможных двусмысленностей в определении научных направлений.

Для начала зададимся вопросом – что такое математика?

Мне не раз приходилось участвовать в дискуссиях на тему является ли математика наукой? Казалось бы – что за вопрос?! Развитие математики идет в полном соответствии с развитием других научных направлений, не оставляя сомнений – да, математика – это наука. Но… Математика также является фундаментом для развития множества иных наук – механики, физики, астрономии…. В принципе, все точные науки базируются на математическом фундаменте, что говорит нам о том, что математика не просто наука, вернее даже, не столько наука, сколько основа научного развития всей указанной научной категории.

С другой же стороны, математика – «это наше всё». Т.е. без математики жизнь человека просто не представима. Математика определяет правила экономических взаимоотношений, каковые формируют и развивают общественную жизнедеятельность. Математические формы и логика ложатся в основу технологических решений, фактически являющихся трехмерной реализацией математических конструкций. И даже такие, казалось бы, далекие от математики направления как музыка и поэзия строятся на математических ритмах и узорах. Иными словами, математика – это основа жизнедеятельности человека, каковая, в сущности, должна формироваться на фундаменте научной философии. Из чего мы можем сделать вывод, что математика – это философия человеческой деятельности, на основе которой формируется общественное развитие с вершиной в развитии технологий и связанной с нею научной сферы. Но насколько корректен подобный вывод?

1+1=2, как и насколько этот арифметический пример соотносится с философскими выкладками? Можно ли его причислять к таковым? Т.е. если мы к яблоку приложим еще одно, то ничего не стоит пересчитать их, и результатом будет ровно два яблока. Т.е. арифметическая сторона «медали» вопросов не вызывает, и было бы странно, если бы они возникли. Но каким образом здесь присутствует и присутствует ли философская сущность? И здесь мы сталкиваемся с невероятным фактом! Философия в этой элементарной арифметике присутствует постоянно. Но мы настолько привыкли не обращать на нее внимания, что в подобных вещах у нас не возникает ни тени сомнений.

Что выйдет, если мы положим эти яблоки на весы? Получим ли мы в этом случае столь убедительное равенство? Далеко – не факт! А если мы выведем на поверхность качественные показатели яблок – хорошие и червивые, сладкие и кислые, вкусные и не очень, то и вовсе можем заблудиться в трех соснах. 1+1=2 – это именно философская сущность! Мы абстрагировали объекты, отрекшись от всех их качественных характеристик, и это позволило получить нам некое правило – философское правило (!) – каковое мы занесли в раздел арифметики.

Иными словами, вся математика оперирует с абстрактными вещами, не имеющими ни малейшего отношения к реальности. Мы складываем не яблоки, но их условную нумерацию, абстрагируясь от всех качеств подсчитываемых объектов. Но это и есть основное правило философии – отвлечение/абстрагирование от реальности с выделением основных принципов взаимосвязей. Не каких-то там конкретных обстоятельств и характеристик, а именно – принципы, действующие для всех и вся во все времена и при любых обстоятельствах! А поскольку вся математика состоит из правил для абстрактных сущностей, то это и позволяет нам утверждать, что математика и философия – это близнецы-братья, единая конструкция, относящаяся в данном случае к человеческой деятельности.

А если принять утверждение, что математика это раздел философии, то становится понятным, почему именно математика лежит в основе наук, каковые мы привыкли называть точными науками. Потому что именно философия, каковой является математика,  служит основообразующим фундаментом для всей научной деятельности.

Но обратим свой взор на другую сторону медали – собственно на философию, вернее, на ту ее часть, которую мы называем законами диалектики. Что можно сказать об этом направлении философского учения?

Возьмем, к примеру, закон перехода количественных изменений в качественные. Этот закон гласит о том, что количественные накопления в природных процессах, находящихся на стадии развития, неизбежно ведут к получению нового качественного состояния объекта/процесса. Так, например, количественные накопления размножающихся клеток неизбежно ведут к формированию нового организма или колонии, каковые будут обладать новыми специфическими возможностями.

Т.е. мы имеем чистейшей воды абстракцию, которая не дает никаких пояснений – какие процессы, какие накопления и какие качества мы получим. Но если мы обратимся к конкретике, достаточно досконально изучив тот или иной процесс, то вполне можем применить к нему арифметические механизмы, указав при каком количестве и какие новые качества можно ожидать в соответствующем случае. Например, n-е количество клеток позволит говорить о формировании эмбриона.

Другой закон диалектики – единства и борьбы противоположностей – гласящий о единении противоположных усилий с целью получения позитивного (с позиции природных процессов развития) эффекта. Так, последовательные приходы зимы и лета обеспечивают быстрое развитие органической жизни на Земле. А объединение почти несжимаемых воды и магмы создает пар, колоссальное давление которого проявляется в вулканической деятельности, каковая формирует новую поверхность земного шара. Или, скажем, единение жизни и смерти, обеспечивающее в нормальной ситуации развитие соответствующего вида.

Иными словами, данный закон описывает принцип работы природного «насоса», поршень которого двигающийся в разнонаправленные стороны, обеспечивает получение «воды» (эффекта) на выходе. При этом мы отлично знакомы с указанным принципом и очень часто применяем его в своих механистических изделиях. И в случае четкого выделения какого-то конкретного природного процесса, мы вполне можем применить арифметические механизмы для его обсчета и в какой-то степени прогнозирования его результатов, расчета его КПД и т.п. А единственным ограничением здесь будет служить счетное количество параметров природного процесса.

Ну, и наконец, третий закон диалектики – закон двойного отрицания – указывает нам на сохранение формы природных объектов, прошедших период развития. Т.е. форма зерна сохраняется, несмотря на то, что оно превращается в колос, который вновь дает нам то же самое зерно в новом множественном состоянии.

Данный закон фактически является частным случаем фрактального самоподобия, зачастую проявляющегося в природе. И здесь требуются дополнительные пояснения.

Построение кривой Коха

Дело в том, что термин «фрактал» (множество, обладающее свойством самоподобия), введен математиком Бенуа Мандельбротом в 1975 г. Т.е. первичное использование данного термина относилось исключительно к геометрическим построениям и алгебраическим множествам.

Множество Жюлиа

И лишь затем было обращено внимание на то, что в природе фрактальные построения носят множественный характер, так, например, ветка дерева имеет тоже строение, что и само дерево, а строение брокколи стало уже классическим примером природных фракталов.

Тем не менее, обратим внимание на то, что закон двойного отрицания, расширенный до  закона фрактального самоподобия, также несет в себе решения математического характера.

Иными словами, мы получили, что все законы диалектики закладывают математическую основу под принципы природного развития. Да, это несколько иная математика, чем та, к которой мы привыкли, и на примере последнего закона мы можем увидеть, чем стандартная математика отличается от математики природного развития.

Стандартная – назовем ее технологической – математика устремлена к использованию максимально точных копий используемых объектов. Т.е. чем точнее мы получаем производственные «кирпичики», тем идеальнее выглядит геометрическая форма конечного «здания», тем более эффективным в использовании будет конечный продукт. И в случае технологической математики пример 1+1=2 правильнее будет записать в виде 1+1=2±дельта технологической погрешности. Мы привыкли не обращать внимания на получаемую «дельту», но она всегда существует, и борьба с ней сегодня вышла на уровень нана-технологий. Можно сказать, что наши технологии устремлены к получению идеального математического результата.

В математике же природного развития – как видно из примеров фрактального самоподобия – 1+1=2+новое качество. И каждый природный процесс дает свое индивидуальное «новое качество». Но, тем не менее, изучив тот или иной природный процесс, мы всегда можем «рассчитать» его показатели, применяя соответствующие подходы математического характера. Другими словами, математика природного развития строго индивидуальна для каждого природного процесса, и ее развитие должно вестись на основе процессного подхода.

И теперь, возвращаясь к вопросу, заданному в начальной фазе лекции, мы можем резюмировать: Мы имеем две различных философии или две различных математики, каковые должны являться фундаментом для развития наук технологического плана и наук, изучающих природное развитие. Только эти сферы должны определять правила и принципы научного формирования. И очень жаль, что законы Гегелевской диалектики, не получившие должного понимания и отклика, оказались в последних рядах научного использования. В связи с чем, многие научные сферы вынуждены были переключиться на чуждый для этих сфер фундамент технологической математики. В итоге мы и получили «кривые пространства» и «замедляющееся время», не имеющих ни малейшего отношения к природным процессам. Остается лишь надеяться, что эти математические выкрутасы не окажутся совершенно бесполезной тратой времени и сил, и найдут свое применение в мирах виртуальной реальности, хотя и этот случай ближе к Козьме Пруткову: «Бросая камень в воду, наблюдай за расходящимися кругами, ибо в противном случае это будет пустым занятием».



Лекции от Мансура Гиматова: Обращаясь к диалектике Гегеля
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
Гегелевское трехтомие «Наука логики» одновременно и восхищает и отталкивает. Восхищает тем, что 200 лет назад, когда человечество не знало ни микро-, ни макро-миров, ни электричества, я не говорю уже об интернете, Георг Гегель вывел основные принципы развития мира. И это просто невероятно! Отталкивает же тем, что указанные принципы залиты целым трехтомным океаном воды, после осушения которой останется несколько, ну, хорошо, десятков страниц. Насколько же болтлив был этот Гегель, сохранив потоки своего сознания в этом трехтомном наследии. Но, кто ясно мыслит, тот ясно излагает….

Тем не менее, что можно сказать о диалектике уже с точки зрения современного уровня развития науки и техники? И что нужно подкорректировать в ней?

Наука логики (не путать с логикой математической!) выражена Гегелем с помощью диалектических законов, которые мы попытаемся переосмыслить.

Один из них – закон единства и борьбы противоположностей или «раздвоение единого и познание противоречивых частей его» – хорошо иллюстрируется железнодорожной дрезиной, где поочередно прилагаемые противоположные усилия (борьба) объединяются для продвижения дрезины в нужном направлении.

Действие этого закона мы повсеместно наблюдаем в природе – день и ночь, лето и зима, холод и жара – хотя и не столь антагонистичны по своему выражению, но столь же эффективные по своей сути проявления, характерные для процессов развития природы.

В чем суть этого закона? Она тривиально проста: природа, несмотря на всю свою бескрайность, не может построить бесконечно длинную «трубу» насоса, по которой будет всегда течь вода-энергетика. Нужен холостой ход, возвращающий поршень насоса в исходное положение для того, чтобы вновь и вновь толкать воду во внешнюю среду. Здесь и проявляется необходимость применения обратного усилия, каковое завершает цикл борьбы противоположностей, итогом которой станет позитивная работа всей системы.

Нужно также отметить, что необходимость обратного хода прекрасно подменяется круговым вращением, что мы зачастую и наблюдаем в природе – вращение Земли вокруг Солнца, электронов вокруг атомов и т.п. Грубо говоря, в нашей дрезине маятниковый рычаг заменяется чем-то похожим на педали велосипеда с постоянным вращательным движением в одну сторону. Но и в этом случае – если обратить внимание на вращение Земли вокруг Солнца – мы имеем четко заданную цикличность. За счет вращения Земли уже вокруг своей оси день сменяет ночь, что привносит свои особенности в развитие органической жизни на Земле. И здесь – отметим – круговое вращение Земли как вокруг Солнца, так и вокруг собственной оси, выполняется таким образом, что развитие органики на Земле идет максимально быстрыми темпами, задавая ритм ее росту и формированию.

Но наибольшим своим выражением закон единства и борьбы противоположностей проявляется в сущностях «жизнь» и «смерть». Смерть – как холостой ход нашего поршня, позволяющий жизни объявиться в новом обличии и с новыми возможностями.

Следующий закон диалектики – закон перехода количественных изменений в качественные – также повсеместно наблюдаемый в природе. Хорошей иллюстрацией действия данного закона являются, скажем, клеточка нашего организма и собственно человек (как и любой другой организм). Т.е. имеем одну клеточку организма, другую, третью…. Но в итоге множество этих клеточек образует новое качество – человеческий организм – каковой сам по себе нечто совершенно иное, чем его клеточки! Иными словами, количественный рост клеточек в нашем организме привел к получению совершенно иного качества – цельного самостоятельного организма, который, по сути, и не знает, что он состоит из клеток! Самое удивительное – как Гегель сумел вывести этот закон, ведь тогда о клеточном строении еще не было известно?! Просто поразительно!

Действие данного закона не ограничивается указанным примером. Также капельки дождя сливаются в ручейки, образуя новое качество. Ручьи сливаются в реки, которые стекают в океан. Это может и не столь яркое, но вполне точное проявление нашего закона. Множество деревьев образует лес, новое качество которого влияет не только на местную флору/фауну, но и на ландшафт местности. Множество людей образуют общество, которое за счет своей экономической деятельности позволяет развивать технологии. И это всё явные указатели на проявление нашего диалектического закона.

Третий закон гегелевской диалектики – закон отрицания отрицания или закон двойного отрицания – действие которого Гегель приводил на примере зерна пшеницы и его колоса. Т.е. отрицание зерна (гибель зерна), ведет к рождению-появлению колоса, а отрицание колоса и уже его гибель – к появлению множества новых зерен. И таким образом, закон двойного отрицания гласит о переходе объекта (зерно) через иное состояние – колос – к старой форме, но на новый качественный уровень уже во множественном варианте.

На мой взгляд, этот закон требует переосмысления. Во-первых, не всё живое размножается подобным образом. Во-вторых, не все зерна выживут, что вновь влияет на сомнительность законодательного подхода. И, в-третьих, в этом законе повторяются тезисы предыдущего закона – перехода количества в качество и наоборот (!), т.е. в данном случае качество колоса переходит в количество зерен….

Судя по всему, основной упор в этом законе Гегель делал на сохранении формы зерна, т.е. зерно, меняя собственное состояние на колос, вновь возвращается к исходной своей форме, но уже в новом – множественном – состоянии. И если я правильно понял основной мотив принятия данного закона Гегелем, то уже с точки зрения современных наук более правильным было бы использование в данном случае принципа фрактального самоподобия.

Фрактал – это самоподобное множество, части которого повторяются своей структурой на микроуровне.

Выше приведен рисунок математического фрактала из указанной ссылки.

Фракталы окружают нас повсюду (но, вот Гегель об этом, увы, не знал!). Так ветка дерева похожа своей структурой на само дерево. Если через увеличительное стекло посмотреть на нашу кожу или листок дерева, мы вновь увидим фракталы. Или взять, к примеру, ананас или хвост павлина – они состоят из подобных фигур. А сорт капусты брокколи – фрактальное чудо природы.

Иными словами, фрактальное самоподобие – это один из основных природных принципов, который и следует оформить в третий закон диалектики – закон фрактального самоподобия.

И еще потрясающие картинки природных фракталов!

Почему и для чего я предлагаю заменить закон двойного отрицания на принцип фрактального самоподобия? Во-первых, это куда более универсальный принцип сохранения и передачи формы объектами, относящийся не только к органическому миру, но также и к неорганике. А во-вторых, фрактальное самоподобие позволяет заглянуть в глубины микромиров, как и на представление нашей Вселенной, не используя для этого никаких дополнительных инструментов.

Как это ни парадоксально, но столь, казалось бы, не очень существенная правка законов диалектики, кардинальным образом влияет на всю логику представлений Гегеля. Так исчезает гегелевское понятие «абсолютной идеи» – духовного первоначала, которое является отправной точкой развития мира, человека, природы. Абсолютная идея как система саморазворачивающихся категорий, которые являются точкой отсчета для начала формирования мира. И зачем нам нужна «духовная система саморазворачивающихся категорий», когда мы имеем вполне материалистический механизм самоподобных фрактальных реконструкций?!

Иными словами, замена закона двойного отрицания на принцип фрактального самоподобия переводит диалектику Гегеля на вполне материалистическую основу, что лично меня не может не радовать. Живая материя окружающей нас Вселенной, принципы развития которой полностью соответствуют указанным диалектическим законам, является твердым фундаментом как для научных исследований, так и для технологических изысканий.



Лекции от Мансура Гиматова: Принципы относительности
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
Принципы относительности имеют множество оттенков: от банального местоположения наблюдателя – ты находишься справа от меня, тогда как я слева от тебя – и до специальной и общей теорий относительности, предложенных Альбертом Эйнштейном. С уважением относясь как к самой науке, так и к ее величайшим исследователям, тем не менее, должен заметить, что эта гипотеза, возведенная сегодня в ранг теории, есть математическая пустышка.

Конечно, глупо спорить с математическими формулировками, заложенными в основу теории. Никто не сомневается в правильности их доказательств, но…. Эти формулировки лишь доказывают возможность построения той или иной физической конструкции, модель которой описана соответствующей математикой, тогда как вероятность их появления в природе фактически равна нулю.

Может ли искривляться пространство или замедляться время? ОТО отвечает утвердительно на первую часть вопроса, а СТО – на вторую. Ребята, но вы хотя бы дайте определения: что такое «пространство» и что такое «время», прежде чем искривлять непонятно что. Эйнштейн, в этом плане поступил хитро: он не стал давать/менять определения, но ввел новую сущность «пространство-время» (пространственно-временной континуум) единый и неразрывный, который можно и гнуть, и замедлять….

Для того чтобы понять всю тонкость и изощренность момента вспомним определения пространства и времени, полученные еще во времена древнегреческих философов, но наиболее четко выраженные с появлением физики Ньютона: берем объект – яблоко – и производим действо – роняем его на голову. В итоге получаем закон всемирного тяготения. Отсюда и определение пространства – как место, где находятся вселенские объекты, с каковыми случаются различные действа, а время – это то, что определяет последовательность этих самых действ.

Определения, конечно же, утрированны, но лишь самую малость, полностью сохраняя суть сказанного, глядя на которую вполне осознаешь, что этим определениям грош цена. Во-первых, мы не можем опереться на понятие «место», поскольку это производная от самого «пространство». А, во-вторых, мы не можем также опираться на понятие «объект». Это Ньютон мог вырастить яблоко, настрогать шариков, построить телегу…. А во Вселенной-то откуда всё это берется?! Иными словами, без пояснения того, откуда берутся используемые в определении объекты, мы не можем получить и сути пространства! И для того чтобы устранить все эти явные несуразности, нам придется отказаться от философии ньютоновской механики, введя дополнительные сущности, первой из которых будет обычный «процесс».

Сразу оговорюсь, что речь идет именно о природных процессах, каковые мы наблюдаем на матушке Земле и в ее окрестностях, и аналоги которых проистекают на всех планетах, галактиках, как и во всей Вселенной. Именно в результате этих процессов появляются новые и исчезают старые объекты, происходят все те изменения, за которыми мы можем наблюдать, и даже те, за которыми мы наблюдать не в состоянии.

Процесс – это набор циклических изменений природных состояний, проистекающих от фазы зарождения новых объектов к фазе их развития, и завершающийся гибелью объектов, на этапе которой завершается и действие рассматриваемого процесса.

Следующая дополнительная сущность – система.
Совокупность природных процессов, проистекающих на едином ограниченном поле, взаимозависимых друг от друга и взаимодействующих друг с другом, образуют систему природных процессов. И вот это поле взаимодействий процессов – единое и ограниченное – и следует называть пространством, поскольку для внутреннего наблюдателя данной системы ничего иного более не существует.

Для лучшего понимания рассмотрим примеры природных процессов, а также образованные ими системы:

Пример 1. Природный процесс – дождь. Каждый наблюдал данное природное явление, и его восприятие не должно вызывать каких-либо недоумений. Можно лишь добавить, что данный процесс находится в составе природной системы, называемый в науке круговорот воды в природе.

Пример 2. Кровообращение того или иного организма (пусть будет человеческого организма). И вновь мы наблюдаем циклический процесс, входящий в состав внутренней системы жизнедеятельности человека, пространство которого ограничено кожным покровом данного конкретного человека.

Пример 3. Процесс вращения Земли вокруг Солнца. И здесь, думается, также всё понятно – циклический процесс, входящий в состав системы, которую мы называем Солнечная система, со всеми ее взаимодействиями или, по крайней мере, взаимовлиянием.

Указанные примеры позволяют нам вывести первый принцип относительности пространства и времени.

Понятия времени и пространства строго индивидуальны для каждой природной системы. Пространство определяется полем, на котором проистекают все взаимосвязанные процессы с участвующими в них объектами (во многих случаях это поле имеет ограничивающую оболочку, как, например, кожный покров человека). Время – это параметр системы, определяющий период/скорость жизнедеятельности системы.

Рассмотрим еще один пример природной системы, а именно одной из клеток (пусть будет) человеческого организма. В том, что это именно система, нет никаких сомнений. Те же (пусть и упрощенные) процессы жизнедеятельности, та же оболочка, ограничивающая ее пространство, то же время, определяющее период жизнедеятельности данной клетки. Т.е. после гибели клетки все ее процессы жизнедеятельности завершатся, а внутренние объекты сгниют, исчезнут, растворятся во внешней среде. Но как же быть в этом случае с каким-нибудь клеточным паразитом, который после гибели нашей клетки может перебраться в другую клетку/систему? Нет ли здесь нарушений предложенной логики?

Конечно же, никаких нарушений нет. Просто в случае с паразитом мы должны были правильно определить систему. Наша клетка не является полной системой жизнедеятельности паразита. Клетка – это его, так сказать, дом/квартира, который приходится иногда покидать. Системой же для паразита будет являться весь организм, а возможно, и внешняя среда, из которой он в этот организм попал.

Еще раз подчеркну, что выбирая параметры пространства и времени всегда важно правильно определить саму систему. В противном случае смысловая логика перестанет работать, а использование математического аппарата приведет к серьезным ошибкам.

Перейдем к выводу следующего принципа относительности – бесконечность Вселенной.

Итак, мы приняли за истину то, что каждая клеточка любого организма является природной системой. Но и сам организм также является системой! Мириады клеточек, взаимосвязываясь друг с другом, в итоге образуют организм, функциональность и самостоятельная жизнедеятельность которого, уже не имеет ничего общего с жизнедеятельностью каждой отдельной его клетки. Если же вновь перевести фокусировку, то мы увидим, что мириады организмов животного и растительного мира также образуют системы фауны и флоры, а применительно к совокупности человеческих организмов – общественную систему!

Отстранимся на время от человека – как уникальной во Вселенной сущности (обратное не доказано) – и это позволит нам продолжить предложенную логику. Т.е. наши флора и фауна составляют лишь малую толику от внутренних процессов следующей по величине системы, каковую мы называем планета Земля. Та, в свою очередь, вместе с Солнцем и другими планетами образует Солнечную систему, каковая вновь входит в состав еще большей системы – галактики Млечный путь. Совокупность окружающих нас галактик позволяет говорить о новой системе – физической вселенной, за пределами которой (около 40 млрд. световых лет) астрофизики наблюдают яркий свет/огонь. Иными словами наша физическая вселенная имеет ярко выраженные границы.

И наличие этих границ позволяет нам предположить и следующий уровень уже метафизической Вселенной, объединяющей множество физических вселенных в единую организацию или систему. По крайней мере, нет ни единого указующего перста, что наша логика должна прерваться на этом этапе.

Но хорошо, допустим, что метафизическая Вселенная на самом деле существует. А далее? И далее! В этом-то и заключен принцип бесконечности Вселенной! У нашей вселенской «матрешки» нет последней, вернее, где-то там, за пределами нашего понимания идет «строительство» очередного уровня системы, возведя который Природа примется за следующий. Наша Вселенная – это единый живой организм, постоянно развивающийся и растущий, и все мы и всё, нас окружающее, – это крохотные клеточки этого организма.

Сказанное не отражает полную суть принципа бесконечности. Дело в том, что в отличие от однонаправленности времени, пространственная сущность не имеет векторных указателей. И если предложенная логика позволяет нам принять принцип бесконечности в сторону увеличения систем, то точно таким же образом мы должны принять и малую бесконечность! Т.е. каждая клеточка нашего организма является некой физической вселенной для ее внутренних обитателей, каковые также состоят из еще меньших по размерам клеточек. Иными словами, в нашей «матрешке» нет самой малой! И раскрыв очередную, мы всегда будем натыкаться на следующую, и следующую, и следующую. А потому нет ни малейшего смысла ловить бозоны и прочую микроскопическую пыль, когда перед нами лежат пласты неисследованной реальности, организованные в строгие системы жизнедеятельности, непонимание сути которых, превращает адронные коллайдеры в дорогостоящие игрушки для высоколобых ученых детишек.

Итак, принцип бесконечности Вселенной гласит об уровневой организации природных систем, этажи которой уходят в неоглядную даль как в сторону большой, так и малой бесконечности. У нашего здания нет первого и последнего этажа, поднявшись или опустившись на которые, мы всегда обнаружим новые горизонты для исследований.

Но вернемся к человеку, уникальность которого несколько нарушает строгую логику предыдущих утверждений. Т.е. с малой бесконечностью – здесь проблем нет – такие же клеточки в организме, каковые должны состоять из природных систем меньшего размера. В этом плане всё соответствует. Но, вот, с большой бесконечностью наша уникальность создает проблемы. Т.е мы имеем логику – от клеточек к организму и затем – к обществу. А что далее? Что дает нам в дальнейшем (и дает ли) общественная система?

Здесь можно предположить три относительно равноценных варианта развития событий, каждый из которых имеет свои плюсы и минусы.

1. Самый простой – человек не выделяется из структурной организации Земли, и вместе с остальной флорой/фауной входит в эту систему. Плюсы подобного варианта – исчезают нарушения в логике и собственно простота решения. Минусы – мы не видим/слышим человеков в ближайшем звездном окружении, хотя они там также должны были бы быть. Или другими словами – наша уникальность создает предпосылки для сомнений в этом варианте.

2. Из мира фантастики – общественные структуры начнут копироваться и распространяться по планетам и звездным системам, что позволит в итоге создать из общественных организаций новую единую систему. Здесь имеем излишне прямолинейную логику, и опять же, необходимость существования «сторонних» общественных структур, каковые могли бы привнести нечто новое в процессы развития.

3. Можно предположить, что объединение малых природных систем в единую большую, не всегда линейно. В отдельных случаях будет происходить что-то, похожее на энергетическое преобразование. Т.е. общественная организация человека создаст нечто новое, допустим, некую систему виртуальной реальности, каковая начнет развиваться самостоятельно, полностью соответствуя ранее предложенной логике.

Третий вариант мы достаточно часто наблюдаем в Природе. Так, например, дождь из круговорота воды в природе, порождает и развивает органическую жизнь. Но насколько это может соотноситься с человеком и обществом – судить очень сложно – и плюсом данного варианта является лишь учтенная уникальность человека, хотя, на мой взгляд, именно этот вариант является предпочтительным.

Добавлю несколько слов, касающихся относительности времени. Самое, наверное, важное то, что время или скорость процессов развития той или иной природной системы всегда соответствует ее размерам (вернее, уровню вложенности). Так, если взять человеческий организм, то период его развития равен нескольким десятков лет, тогда как на развитие каждой его клеточки требуется несколько дней или даже часов. С другой же стороны, период развития, скажем, Солнечной системы составляет уже миллиарды лет. Но, по большому счету, всё это сопоставимые системы, отличие которых лишь в размере и в скорости развития. Иными словами, если клетку нашего организма мысленно увеличить до размера планет, то с большой долей вероятности мы увидим однотипные структуры, а наши несколько часов для развития клетки растянутся в миллиарды лет.

В чем тут сложность восприятия? Дело в том, что мы привыкли мерить время по будильнику или периоду обращения Земли вокруг собственной оси. Но время на часах – это условные математические единицы. Каждая система имеет свой уникальный будильник, стрелки на котором перемещаются в строгом соответствии со скоростью ее внутренних процессов. И движение этих стрелок всегда отличается от наших часов, а для разноуровневых систем это отличие достигает многих порядков. Почему, скажем, мы не можем увидеть электрон? Да, потому что скорость его вращения вокруг атома настолько велика, что, применяя самое современное оборудование, мы видим лишь размытое электронное облако. При этом скорость его вращения – это основной атрибут, определяющий период жизнедеятельности. Как долго будет вращаться, скажем, вентилятор, если его крутить со скоростью 100 оборотов в минуту? А если увеличить эту скорость на пару порядков?! Ответ достаточно прост: грубо говоря, и тот и другой вентилятор проживут разные периоды [по нашим часам] времени, но совершат при этом одинаковое количество оборотов. Так вот, принцип относительности времени состоит в том, что время жизни наших вентиляторов строго одинаково, а стрелки часов их жизнедеятельности необходимо настроить таким образом, чтобы их движение соответствовало бы скорости вращения их лопастей.

Для чего нужны подобные сложности? Дело в том, что время на наших часах позволяет нам лишь соотносить/сопоставлять скорости различных процессов. Тогда как для понимания самого процесса нужны именно его часы, а не наши – универсальные. Иными словами, каждый изучаемый природный процесс требует четкого понимания его основных пространственно-временных параметров. Наши же линейки и часы здесь совершенно непригодны.

***

Надеюсь, теперь вы поняли всю тонкость предложенного А.Эйнштейном единого «пространства-времени». С одной стороны, гениальность ученого предвосхитило использование процессной терминологии, значимость которой многие ученые и сегодня не до конца осознают. Но, с другой, его уход в математические дебри превратили созданные им теории относительности в «сферического коня в пространственно-временном континууме».

 

Проблематика мировой экономики
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
О сложностях, поразивших мировую экономику на системном уровне, мы можем лишь догадываться, поскольку современные экономические науки отторгают подобную постановку вопроса, объясняя всё наличием неких волн Кондратьева (К-волн), дающих то необъяснимые приливы для развития, то швыряющих всё экономическое пространство в пучины кризисов и застоев (одно лишь непонятно – почему время расцвета и процветания существенно меньше кризисных периодов?!).

Наука наукой, но всё большее количество стран пытаются найти лекарство подобным проявлениям, считая, что лучшим способом для выхода из застоя является введение безусловного основного дохода (БОД). Иными словами, эти страны, пытаются повысить покупательскую способность населения с помощью денежных выплат вне зависимости от наличия/отсутствия работы и иных факторов.

Данную проблему максимально обнажил Милтон Фридман, предложивший «разбрасывать деньги с вертолетов», идея чего было горячо поддержана предыдущим главой ФРС Беном Бернанке, получившего в связи с этим прозвище «Вертолет Бен» (Helicopter Ben).

Всё указанное позволяет нам четко сформулировать проблематику, связанную с необходимостью повышения покупательского спроса как основного движителя экономического развития, в виде задачи адресной доставки нужного объема средств всем потенциальным потребителям. Иными словами, мировая экономика должна найти средства для повышения уровня возможностей потребительской среды, а во-вторых, доставить их в нужные руки.

Последняя из задач особенно сложна, поскольку денежные средства всегда аккумулировались в единичных руках, а в современных условиях – мгновенно оказываются на различных финансовых биржах, усугубляя проблемы реальной экономики.

Стоит отметить, что несколько десятков лет назад указанная проблематика – намеренно или нет – решалась несколько иным путем. С конца 50-ых годов в ведущих экономических державах (с рыночной экономикой) поддерживался постоянный и стабильный рост заработной платы у трудящегося населения. О безусловном основном доходе тогда никто не думал, но рост заработной платы в какой-то степени можно соотнести с введением БОД-а. Следствием подобного подхода тогда явились, во-первых, масштабная инфляция, а во-вторых, географическое перераспределение производительных сил. Бизнес – в условиях конкуренции – перевел производства в те страны, где уровень заработной платы на тот момент был минимальным, грубо говоря, в Китай.

Но, как и рост заработных плат, введение БОД-а также поджидают вполне понятные и просчитываемые риски. Здесь вновь можно ожидать серьезный рост инфляции, помимо которой можно предположить рост иждивенческих настроений у населения. Эти опасения на фоне массовой миграции, скорее всего, сказались на результатах референдума 2016 г. в Швейцарии, где 77% проголосовавших отказались от введения безусловного основного дохода размером 2500 франков.

Но можно ли решить указанную проблематику каким-то иным – и не столь радикальным – способом? Можно! И для понимания сути решения совершим небольшой исторический экскурс.

Механизм решения наилучшим образом проявляется в проекции на этапы общественного развития, теоретическую формулировку которого предложил нам К.Маркс. Но, к сожалению, эта гениальная в истории обществоведения теория самим же Марксом была трактована удивительно некорректно: материалист Маркс неожиданно в фундамент общественных формаций закладывает идеалистическую сущность – общественные взаимоотношения, каковые в корне искажают картину общественного развития. Где вы видите, например, рабовладельческую формацию? В Египте, в Риме, в промышленных США (!)…. И что же это за формация, которая проявляется точечно и в разные исторические периоды?!

При этом Маркс сам утверждал, что формации должны соотноситься с уровнем развития производительных сил, но почему-то этот вариант представления ступеней общественного развития он, в итоге, проигнорировал.

Мы же рассмотрим именно этот вариант общественных «слоев», которые определены уровнем развития производительных сил:

- Дообщественный уровень (в принципе, это – то же самое, что у Маркса называлось «азиатским способом производства», а в советский период было названо «первобытнообщинным строем»). Термин «дообщественный» здесь подчеркивает, что общество в данный момент еще не было сформировано, со всеми вытекающими из этого выводами. Можно даже сказать, что это еще не формация, но – среда формирования будущих формаций, отличия в которой и создали цивилизационные особенности.

- Сельскохозяйственный уровень развития производительных сил (основная масса производительных сил и участников направлена на сельское хозяйство). Первая общественная формация, присутствующая во всех регионах планеты.

- Промышленный уровень развития производительных сил. Следующая ступень общественного развития, также присутствующая везде и всюду.

- На данный момент уровень общественного развития находится на ступени, получившей название «постиндустриальная», которое явственно отражает окончание промышленной эпохи (формации) и переходную фазу к следующей ступени.

- Информационный уровень развития производительных сил. Ступень развития, к каковой мировое сообщество устремлено в будущем.

Для чего нам нужна подобная градация? Дело в том, что подобное разделение позволяет нам понять логику и причинно-следственную связь появления и развития различных финансово-экономических механизмов.

Так, первичный – дообщественный уровень – мы можем связать с использованием, так называемых, товарных денег, применение которых сохранилось у аборигенов Океании.

Первый уровень общественного развития – сельскохозяйственный – потребовал введения монетарных денежных систем (золотые и иные монеты), что со временем привело к развитию международной торговли, а также появлению налоговой системы, введение которой позволило снизить потребность в драгметаллах, зацикливая денежный оборот.

Следующему уровню – промышленному – монет уже стало недостаточно. Быстрорастущая товарная масса потребовала революции денег, каковая привела к использованию бумажных денежных систем, что, в свою очередь, предопределило появление и развитие банковского и биржевого институтов. Также здесь необходимо отметить, что начиная с момента использования бумажных денежных систем (ДС), налоговая система потеряла свою позитивную роль в вопросе снижения уровня денежной массы (напомню, что налоговая система снижала потребность в золоте, определяя денежный «круговорот», и тем самым несколько уменьшала потребность в деньгах), поскольку бумажные деньги легче, дешевле, проще напечатать заново, чем собрать с населения. Иначе говоря, если в монетарной ДС налоги вытаскивали золотые монеты, спрятанные под подушкой, и вновь пускали их в оборот, то налоговые изъятия бумажных денег подобного позитива уже не несут – дались вам эти припрятанные бумажки, когда их дешевле напечатать заново?!

Текущий – постиндустриальный уровень, переход к которому произошел на волне развития массового производства, породил электронные ДС, электронные банковские транзакции, а также форекс или, проще говоря, электронные биржи, пользоваться которыми можно не выходя из дома.

И наконец, будущий информационный уровень развития производительных сил заведомо позволяет нам говорить об очень вероятном переходе к виртуальным ДС со всеми вытекающими из этого последствиями.

Но вернемся к прошлому, на расписанном фоне и структуре которого, мы рассмотрим отдельные, но очень важные исторические события. И нас интересует период перехода от монетарных к бумажным денежным системам.

Во-первых, сразу отметим, что ни одной стране, ни одному государству не удалось сразу перешагнуть в новую денежную эпоху. «Никто не прыгнул с первого раза!» Соблазн выпуска чрезмерных денежных сумм оказался столь велик, что ни одно финансовое правительство не смогло устоять перед ним. Например, в США лишь с третьей попытки получили относительно устойчивую бумажную ДС. Первые деньги – гринбэки, как и следующий выпуск первых бумажных долларов привели к провалу – гиперинфляции и потери ДС, каковые были заменены следующим (уже вторым) выпуском долларов США.

А во-вторых, полученный негативный урок оказался столь серьезным, что его вывод буквально записался в «генетический код» общественной экономики – выпускать избыточные деньги ЗАПРЕЩЕНО!

К сожалению, многие экономисты достаточно эксцентрично трактуют этот вывод, забывая о термине «избыточные», что ведет к тезису «эмиссия денег запрещена». И уже этот вариант, широко практикуемый в начале двадцатого столетия, привел к депрессивному состоянию всей мировой экономики, хорошо нам знакомой по термину «Великая депрессия».

Можно и так выразиться, что человечество из одной крайности – перевыпуск денег – кинулось в другую – запрет на выпуск денег, что нашло отражение в мировой экономике: из гиперинфляции и связанных с ней социальных бунтов, экономику швырнуло в депрессию, приведшую к гибели миллионов людей. Истина же, как известно, посередине: эмиссия обязана быть, но ее размер должен являться финансово обоснованной величиной. Не больше, но и не меньше.

Выделим основные выводы нашего исторического экскурса:

Во-первых, общественно-экономическое развитие обязано подпитываться денежной эмиссией, размер которой должен определяться объемом вновь создаваемой продукции. В этом моменте нужно отметить, что на начало перехода от монетарных ДС к бумажным человечество не обладало инструментарием (информационными технологиями) для расчета этих объемов, что и предопределило потерю возможного решения и его отсрочку на многие годы.

Во-вторых, вновь создаваемые денежные объемы необходимо адресно доставлять потребителю – разбрасывать их с вертолета – шутка на грани фола.

И, в-третьих, еще раз обратим внимание на то, что в момент перехода к бумажным ДС налоговая система потеряла свою актуальность в плане позитивного влияния на объемы денежных средств. Т.е., если в монетарных ДС, негативом выступал недостаток золота, тогда как налоговая система, зацикливая оборот денег, выступала позитивным фактором, снижая необходимый объем золота. То с приходом бумажных ДС, налоги напрямую начинают выступать фактором, снижающим денежный кровоток в общественной экономике и тормозящим экономическое и техническое развитие.

Объединяя все три указанных фактора воедино, мы и получаем решение:

Налоговую систему необходимо перевести на эмиссионный режим работы. Иными словами, налоги должны лишь рассчитываться, но не взиматься. Вместо их изъятия из потребительской среды необходимо эмитировать рассчитанные суммы. И сразу отметим, что в современных условиях, поскольку объемы взимаемых налогов чрезвычайно велики, что безусловно приведет к переизбытку денег со всеми вытекающими последствиями, переход к эмиссионной налоговой системе должен вестись постепенно, в долях, начиная от самой социально-значимой продукции.

Как это могло бы работать:

Сразу отметим, что перевод налоговой системы возможен лишь в условиях государственной банковской системы. Эмиссия осуществляется ею на основе подтвержденных документов купли-продажи. В качестве примера: в банк поступает документ и оплата за продукт, стоимостью 100 руб. На основе этого банк переводит 100 руб. производителю и, одновременно с этим эмитирует (создает) 20 руб. (НДС) на гос.счете. В итоге производитель получает свои 100 руб., государству поступает налог в размере 20 руб., но потребитель при этом заплатит за товар не 120 руб. (как было), но лишь 100 руб.

Что это дает:

Искусственно создаваемая дефляция позволит повысить покупательскую способность населения, которая создаст предпосылки для роста производства, снижения безработицы и т.п. При этом государство ничуть не теряет в объеме поступающих налогов, а наоборот – выигрывает – за счет роста производства товаров. Отметим также отсутствие инфляции, проявление которой невозможно по причине принудительного снижения стоимости товаров. Также важным моментом здесь является революция в банковской системе, к которой приведет наше решение. Дело в том, что на текущий момент банковская система может получить полноценный доход только на основе биржевой спекулятивной деятельности, каковая идет в ущерб общественной экономике (рост цен, валютные скачки и т.п.). Новый же инструмент в лице эмиссионной налоговой системы, внедренный в банковский институт, позволит банкам наращивать активы за счет деятельности производителей, что заставит их развернуться в соответствующую сторону, отказываясь от биржевой активности.

Какие риски получаем от нашего решения:

Резкое снижение биржевой деятельности. На самом деле это – еще один позитив, который определенного рода финансовые деятели попытаются выставить в виде серьезного негатива. Мир поменьше будет играться-спекулировать различными активами, и побольше уделит внимания производственной деятельности.

Проверим выполнение поставленной задачи на предложенном решении.

За счет новой налоговой системы мы получаем эмиссию, объем которой идет в точной пропорции ко вновь производимой продукции (налог – это и есть доля создаваемого товара). Т.е. первое условие выполнено в полном соответствии. Далее. Эмиссия поступает на государственный счет, т.е. вся она оказывается в руках государства, и куда пойдут эти деньги в дальнейшем – еще не понятно (адресность под вопросом), но… Снижение цены товара на соответствующую сумму эквивалентно получению потребителем этой же самой суммы! Каждый потребитель, покупая подобный товар, получает в руки соответствующую часть эмиссии! Покупает – получает, не покупает – не получает! Эмиссия работает лишь в рамках потребительской среды, никого не обязывая, но предоставляя колоссальные возможности. Т.е. адресность доставки соблюдена до последней копейки, что позволяет отбросить идею использования в этом вопросе вертолетов. Ну, и наконец, наша налоговая система теряет негативное воздействие на экономическую деятельность и общественное развитие, что позволяет нам утверждать, что все три условия задачи полностью выполнены.

Налоговая система, в том режиме работы, в котором она существует и по сей день, и есть тот неправильно функционирующий финансовый механизм, ведущий к получению волн Кондратьева, дающих полный спектр финансово-экономического результата – от инфляционных провалов и до депрессивной стагнации с кратким периодом экономического развития между ними. Это и есть то зло, не позволяющее мировой экономике нормально развиваться, угнетая социум и создавая предпосылки для войн и революций. И мое личное убеждение заключено в том, что перевод налоговой системы в эмиссионный режим позволит полностью устранить указанную проблематику, и на долгое время привести общественное развитие к полноценному росту без каких-либо скачков и К-волн.

Лекция о процессах Вселенной
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
Альтернативный взгляд на мироздание, подразумевающий жизнь в качестве основного процесса всех окружающих нас систем, создает множество принципиальных отличий от общепринятых научных взглядов и гипотез. Так, например, стандартная наука, оперирующая фактом о Вселенной, состоящей на 99% из водорода, делает при этом вывод, что Вселенная развивается, используя данный элемент в качестве топлива, сжигая его в топках множества звезд, образуя при этом более сложные [чем водород] элементы. При этом следует отметить, что базируется данный вывод лишь на технологической оснащенности человечества – мы умеем запускать ядерные реакции лишь в этом направлении – сжигая водород или более сложные его производные и получая из него нечто иное, еще более сложное. Банальный же вопрос – откуда взялся столь широко распространенный водород во Вселенной и почему за миллиарды лет его сжигания звездами, он так и остается самым распространенным? – выводится за рамки научных воззрений – так оно и должно быть.

В этом моменте – даже не используя альтернативного взгляда – видно, что ядерные процессы звезд направлены в иную от общепринятой сторону. Звездами сжигаются сложные вещества, в процессе чего образуется водород, каковой именно по этой причине является самым распространенным во Вселенной. Звезды образуют водород – и это основной и самый распространенный физический процесс в нашей Вселенной. И чем ни больше процент содержания водорода в составе той или иной звезды, тем она старше, а не наоборот, как считает современная наука.

Несмотря на то, что логика данного «антинаучного» вывода видна относительно прозрачно, ее появление напрямую связано с осмыслением альтернативного подхода. Как рождаются и развиваются звезды? Ответ на этот вопрос и заставляет пересмотреть нас многие общепринятые гипотезы.

Зададимся вопросом: почему во Вселенной существуют лишь две крупные формы объектов? Т.е. мы имеем звезды, и мы имеем планеты, каковые совершенно не похожи на звезды (не будем пока трогать метеориты, кометы и прочую звездную «пыль»)…. Почему лишь две формы и почему они столь разительно отличаются друг от друга? Почему мы не видим в космосе кубы, пирамиды или что-то еще, отличное от сферы? И почему не наблюдаются, скажем, столь любимые ранними фантастами алмазные планеты?...

С точки зрения физики материалов сферообразная форма звезд и планет вполне объяснима и понятна: все объекты обретают каплевидную форму, каковая в условиях невесомости пространства превращается в сферу. Или другой образ – надутые шарики, с каковыми можно сравнить любую из планет, твердая поверхность которой сравнима с тонкой и мягкой (!) кожурой яблока, если мы мысленно уменьшим какую-либо из планет до величины соответствующего фрукта.

Но уже с точки зрения физики процессов, тех же механики и кинематики, количество форм и структур объектов Вселенной должно быть несравнимо больше! Объекты сталкиваются, взрываются, сливаются…. Как и почему Вселенная за многие миллиарды лет так и не превратилась в хаотическую систему?! И более того, Вселенная растет и расширяется, что прямо противоречит законам механики!

Из всего сказанного вывод следует однозначный – ни механика, ни кинематика к процессам развития Вселенной не имеют ни малейшего отношения. Но, тем не менее, в вопросе формирования звезд и планет (в частности планет Солнечной системы) наука твердо стоит на позиции механического их образования из плоского пылевого облака….

Но если не механика, то что же еще? Какие известные нам процессы можно использовать в качестве сравнительного образа для понимания сути происходящего во Вселенной? Ответ однозначен: лишь с помощью биологических процессов развития живых организмов можно получить схожий результат. Вселенная – это сфера обитания живых макроорганизмов – звезд, планет, и множества иных, куда более причудливых созданий, расширение и развитие которой напоминает рост колонии микроорганизмов, попавшей в благоприятные условия обитания.

Обратите внимание на эту удивительную схожесть микро- и макромиров. По сути, Вселенная – это огромный фрактал, каждый элемент которого состоит из огромного количества микро-Вселенных, каковые, в свою очередь, также сотканы из аналогичных, но еще более мелких систем.

Почему, скажем, наша рука обретает соответствующую форму по мере роста? Что заставляет мириады клеток объединиться именно так и никак иначе? Именно принцип фрактального самоподобия! Мы, впрочем, как и всё остальное во Вселенной, воссоздаемся, произрастаем из микромиров, в глубинах которых спрятаны наши формы.

В последнем утверждении нет ни малейшего противоречия с генетикой. Да, в нашем ДНК заложен генетический код, каковой позволяет передавать информацию последующим поколениям. Но откуда взялся ПЕРВЫЙ человек? Из обезьяны? С Марса прилетел? А на Марсе он откуда взялся, и откуда появилась первая обезьяна?!...

Кстати говоря, с позиции появления всего и вся из микромиров, мы можем однозначно ответить на известную философскую дилемму «курица или яйцо». Конечно, яйцо, а вернее, семя было первым, поскольку его формирование на клеточном уровне куда проще и быстрее, чем воссоздание взрослого субъекта.

Но вернемся к звездам и планетам. Наука утверждает, что Вселенная появилась в результате «Большого взрыва». Т.е. не было ничего, и тут ба-бах – и появившаяся Вселенная начала стремительно развиваться/расширяться…. Как это ни удивительно, но данная гипотеза очень близка к версии живого развития. Т.е., действительно, не было ничего, за исключением множества развивающихся микромиров, которые, в конце концов, создали одно или несколько (или даже множество) «семян» звезд, рост, развитие и взрывное размножение которых привело к созданию Вселенной.

Но что такое «семя звезды»? Семя – это планета. Если уйти от визуальных различий звезды и планеты, то мы увидим, что на процессном уровне их отличия минимальны. Планета – это та же звезда (вернее, ее часть), лишь заключенная в твердую оболочку, а размножение звезд чем-то похоже на стандартное почкование.

Из Вики: «… почкование. В этом случае происходит митотическое деление ядра. Одно из образовавшихся ядер перемещается в формирующееся локальное выпячивание материнской клетки, а затем этот фрагмент отпочковывается. Дочерняя клетка существенно меньше материнской, и ей требуется некоторое время для роста и достраивания структур, после чего она приобретает вид, свойственный зрелому организму. Почкование — вид вегетативного размножения. Почкованием размножаются многие низшие грибы… и даже многоклеточные животные, например пресноводная гидра…»

Иными словами, планета – это недоразвитая звезда, гелиево-водородное ядро которой постепенно растет, сжигая все вещества вокруг себя и превращая их в водород, а образующаяся в процессах ядерной реакции вода расширяет и постепенно разрушает твердую оболочку планеты. В итоге, через миллионы лет оболочка полностью сгорает, и на свет появляется новая полноценная макроклетка – звезда.

Еще раз хочу подчеркнуть, что гипотеза живой Вселенной, развитие которой идет из микро- в макросистемы, всего лишь гипотеза, ни доказать, ни опровергнуть которую у нас нет ни малейшей возможности. Мы лишь оперируем на основе набора фактов, каковые хорошо поясняются предлагаемой гипотезой, но плохо вписываются в каноны современной науки. Тем не менее, хочется подчеркнуть именно следствия, каковые кардинально меняют существующие научные воззрения с тем, чтобы более пристальное внимание к ним позволило бы относительно быстро понять проистекающие процессы.

В итоге попунктно перечислю эти следствия:

1. Ядерные реакции звезд образуют водород. Чем больше водорода в структуре, тем старше звезда.

2. Развитие планет проистекает с ростом их массы и размеров. Конечный этап развития планеты – преобразование ее в звезду.

3. Размножение звезд и планет происходит по принципу почкования: звезда (планета) выбрасывает из себя часть ядра, каковая превращается в спутник звезды.

4. Процесс развития новой планеты подразумевает постепенное удаление ее от родителя, т.е. траектория спутника идет по расширяющейся спирали. В этом пункте хочется отметить еще один момент: начиная с некоторого момента, удаление от звезды-родителя с одновременным увеличением собственного ядра позволяет планетам сохранять температурный баланс (в относительном порядке).

5. Планеты Солнечной системы, начиная от Марса и далее, являются мертвыми (погибшими) макроклетками, а их внешний вид гласит о распаде (кольца Юпитера и Сатурна) и разложении (газовый Нептун). Напомню, что основные признаки живой макроклетки (планеты) являются ее плотность (более 5 г/см3), а также ее сейсмическая активность.

И для любителей фантастических версий о пришельцах: с Марса к нам никто прилететь не мог. Макроклетка Марс погибла, не достигнув даже уровня развития Земли. Если уж кто и мог к нам перебраться с других планет, то, в первую очередь речь может идти о Юпитере и ее возможных обитателях.

Вся кривда об электронных сигаретах
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
Подсунули мне сегодня статейку о вреде вейпинга, опубликованную в приложении к последнему номеру журнала «Лиза», с претенциозным названием «Вся правда об электронных сигаретах». Что тут сказать? Кривоватенькая вышла «правда», хотя уровень представленной аналитики, куда выше «среднего по больнице»….

Итак…. Большую часть статьи занимают рассуждения о несчастных случаях, связанных со взрывами аккумуляторов, используемых в электронных сигаретах (ЭС). Авторы в упор не хотят видеть, что аккумуляторы, используемые, скажем, в сотовых телефонах, намного мощнее, чем в ЭС, и взрываются много чаще. Будем отказываться от сотовой связи?! По секрету хочу сообщить как авторам, так и тем, кто не в курсе, что эта проблема (взрывы аккумуляторов) уже решена, и современная промышленность уже не допускает подобного.

Вторая проблематика, затронутая в статье – «капля никотина убивает лошадь». Приводятся примеры самоубийства с помощью жидкости для курения, а также гибели ребенка, проглотившего оную…. Не хочется комментировать подобное, хотя вопрос – причем тут ЭС?! – вертится на языке.

Что же касается вреда никотина, то еще раз хочу подчеркнуть: никотин относится к той же группе веществ, что и теин и кофеин. Почему же никто не бьет в набат по поводу чая и кофе?!...

Еще одна проблематика в опубликованной статье – образование формальдегида в процессе вейпинга. Правда, авторы упоминают о том, что это происходит не всегда, и лишь некоторые вещества образуют смертельно опасный формальдегид.

Зададимся вопросом – в чём отличие курения от вейпинга? Основное отличие в том, что в курении вреден сам процесс – сожжение табака с выделением кучи дряни. Вейпинг – процесс нагревания парообразующей жидкости – безопасен, но в нем могут использоваться вредные для здоровья вещества. А потому, главная задача вейпинга – не запретить и отвергнуть – но сделать его безопасным для абсолютного большинства пользователей – выявлять вредные компоненты, запрещать их продажу, совершенствовать элементы вейпинга, делая процесс безопасным, а может быть даже и в чем-то полезным для здоровья вейперов, сорок процентов из которых (упомянуто в статье) бросают курить навсегда.

А до того, будем считать, что и эта атака табачки на вейпинг оказалась жалкой и отбитой по всем фронтам.

Разгром
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
«Левинсон вспомнил об отряде и оглянулся, но никакого отряда не было: вся дорога была усеяна конскими и людскими трупами…»
А.А.Фадеев «Разгром»

Вопреки всем обвинениям со стороны прозападной оппозиции в адрес российского большинства – и народ, мол, не тот; и протестовать боится; и властную, тяжелую руку, мол, любит – есть вполне внятное и простое объяснение тому, что за Путина голосовало до 86% избирателей. Дело в том, что 86% – это не просто выбор. И никакая пропаганда-телевиденье такого организовать не смогут. 86% – это реакция общественного организма на всю сложность и противоречивость ситуации, в которой социальная позиция Путина, его отстранение от меркантильных интересов – недостижимая заоблачная высота – как карликам до Гулливера – для всего остального политического истеблишмента.

Ну, и с кем тут можно сравнивать? С социальными людоедами Медведевым, Кудриным, Набиуллиной и иже с ними, для которых смерть невписавшихся в рынок, – вещь не только обыденная, но и необходимая для процветания страны в их лице? Или же с замшелыми клоунами с 30-ти летним стажем на сцене, коих впору заносить в книгу рекордов Гиннеса?! Или же с опереточной Думой, поднимающей руки для голосования лишь в двух случаях – по приказу либо за деньги, и с которой по уровню ассоциальности ни одна тюрьма в мире не сравнится?! Ответы на эти вопросы и заставляли большую и беднейшую часть общественного организма, включая пенсионеров, обездоленных, людей, почти потерявших всякую надежду, к которым примыкали те, кто противился внешнему давлению, голосовать за Путина, за этот единственный луч надежды во тьме рыночного мракобесия.

Предательство Путина, выразившееся в передаче вожжей социального управления в руки уже указанных людоедов, это не просто прискорбный факт или антиобщественное деяние. Это – смерть годами формировавшегося общественного организма. Нет и уже никогда не будет тех 86%, раздробленных сегодня на мельчайшие кусочки. Исчез, растворился в безликой мути, бывший когда-то ярким и нерушимым центр сплочения и притяжения.

Российские «реформы» вызвали любопытную реакцию в Китае, который объявил о постепенном снижении пенсионного возраста с текущих 55/60 (женщины/мужчины) до 50/55 к 2022 году с одновременным повышением уровня пенсий на 5,5% в текущем году. В специальном коммюнике ЦК КПК по данному вопросу отмечается, что понижение возраста выхода на пенсию является зеркальным ответом на пенсионную реформу в России: "Меры по постепенному снижению пенсионного возраста призваны подчеркнуть преимущества китайского образа жизни и станут очередным ярким проявлением заботы партии о благополучии и счастье народа Китая, уверенно идущего в будущее по пути, освещаемому немеркнущим светом идей Мао Цзедуна".

Но позвольте! Конечно, идеи Мао Цзедуна – вещь фундаментальная, но поверить в то, что голодавшие на протяжении тысячелетий, а потому весьма прагматичные китайцы будут делать что-то без соответствующей выгоды, я никак не могу. А поскольку и население в Китае в 10 раз превышает российское, да и средняя пенсия почти в 2 раза выше, то и объем выплат выглядит просто фантастическим! И, тем не менее, Китай еще более его увеличивает….

Зачем?

А затем, что увеличение выплат количественно (повышение размера пенсий) и качественно (увеличение числа пенсионеров) приведет к существенному росту потребления внутри Китая, который в свою очередь заставит увеличивать объемы производства, следствием чего станут как снижение безработицы, так и рост производительности труда. Всё это – основа экономического роста страны. Тогда как в России, ведущей абсолютно противоположную политику, всё будет строго наоборот. Да, правительство сэкономит триллион рублей на пенсионерах, который не будет потрачен на внутреннем российском рынке, что заставит наше производство скорректировать выпуск продукции на соответствующую сумму, увольняя «лишних» рабочих и сотрудников, которые совместно с недопенсионерами примкнут к армии безработных….

Грядет новый «русский крест»….

И если раньше, осознавая тот факт, что Путин, мягко говоря, не силен в экономике, я как-то достаточно спокойно относился к этому – ну, невозможно знать всё и вся, даже находясь на столь высоком посту. То теперь, после кризиса 2008-го, после девальвации рубля в 2014-м – сколько же можно наступать на одни и те же грабли! – и вот опять – повышаем НДС и пенсионный возраст – засвербила мыслишка, а так ли уж умен наш президент, как это казалось ранее? «Принцип “после меня хоть потоп” неприменим», а ведь когда-то Путин был противником всяческих и зачастую опрометчивых инициатив. Да, уж… в который раз убеждаюсь насколько права известная реклама «Иногда лучше жевать, чем говорить».

«И мучился он не столько потому, что из-за этого его поступка погибли десятки доверившихся ему людей, сколько потому, что несмываемо-грязное, отвратительное пятно этого поступка противоречило всему тому хорошему и чистому, что он находил в себе»
А.А.Фадеев «Разгром»

ЛЕКЦИЯ О ПРОЦЕССНОМ ПОДХОДЕ
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
Мы как-то привыкли к использованию сей новомодной терминологии, вставляя ее куда ни попадя, даже не подозревая, что процессный подход – это не просто некое новшество в производственном управлении, но это – новый подход к изучению всей Природы и построению нашей жизнедеятельности.

Но начнем все-таки с управленческой методологии, освещая вопрос – что дает нам процессный подход применительно к системе управления предприятием?

Итак, имеем некое предприятие, в рамках которого реализовано, скажем, пять производственных процессов (ПП), осуществляющих выпуск, соответственно, пяти товаров (товаров может быть и больше – «параллельных», но мы не будем на них отвлекаться).

В абсолютном большинстве случаев (да это, в принципе, и разумный подход с точки зрения экономии ресурсов) мы будем иметь на нашем предприятии так называемое функциональное управление. Функциональное управление характеризуется тем, что выделяется дополнительный (непосредственно к производственным процессам) функционал – кадры, снабжение, финансовое обеспечение и т.п., который обобщается (усредняется) для всех пяти производственных процессов, обеспечивая работу каждого из них. Т.е. для всех пяти производственных процессов у нас будет один отдел кадров, одно снабженческое подразделение и т.д., что вполне выгодно и понятно с точки зрения управления предприятием: не надо думать в какой из пяти ящиков сунуть директиву, скажем, по снабжению – выбор единичен, а потому – очевиден.

Отвлекаясь от управленческой тематики, здесь необходимо отметить, что функциональное управление – по сути – это использование математического аппарата в организационной структуре предприятия. Т.е. мы обезличили производственные процессы, присвоив каждому из них номера от одного до пяти, и в таком виде пропускаем через функциональный агрегат. Как в начальной арифметике – одно дерево плюс другое дерево равно два дерева, а какие это деревья – лиственные или хвойные, яблони или березы – уже никому не интересно.

Преимущества функционального управления в каком-то смысле сложно описать – настолько они очевидны. Недаром абсолютное большинство предприятий использует именно эту модель управления. А потому мы переключимся на процессное управление: чем оно отличается от функционального и какие преимущества и в каких случаях оно имеет?

Нетрудно догадаться, что процессное управление ориентировано на производственные процессы, которым возвращается весь ранее выделенный дополнительный функционал, буквально встраиваемый в тело процесса. При этом у собственника предприятия появляется совладелец (совладельцы) процессом, несущий полную ответственность за выпуск и качество производимого товара.

В наибольшей степени схема взаимодействий собственника и совладельца бизнес-процессом напоминает аутсорсинговую модель, где владелец выкупает произведенный товар у совладельцев по цене, устраивающей всех: собственника, поскольку цена товара ниже рыночной, и он получит прибыль от его продажи; совладельцев, поскольку цена товара выше себестоимости, и уже они получат прибыль от собственной деятельности.

Сравнительно с функциональным управлением подобный подход весьма затратен, к тому же мы получаем снижение объемов прибыли с каждого товара (приходится делиться с совладельцем), а также существенный рост затрат в переходной период. Но он дает два очень весомых преимущества.

Во-первых, собственник всегда точно знает размер маржи на получаемом в данном бизнес-процессе (БП) продукте. И все его действия диктуются размером получаемой прибыли. Иначе говоря, если каждый производимый холодильник дает, скажем, тысячу рублей прибыли, то умножая на соответствующий их выпуск, мы получаем четкую цифру получаемой с данного БП прибыли за любой период времени независимо ни от каких иных условий и действий. И это одно из самых существенных отличий применительно к функциональному управлению, где все расчеты ведутся исходя из производимых затрат с неопределенным исходом по прибыли (плановая прибыль может весьма существенно отличаться от фактической).

А во-вторых, процессное управление не имеет ограничений в росте в отличие от функционального. Т.е. кубики БП можно укладывать в схему сколько угодно и в какой угодно последовательности. При этом вы не лезете в сам процесс – он вам неинтересен. Точно также как в выделенном отделе снабжения вы не задумываетесь – кому передать директиву, так и в выделенном БП у вас нет вариантов выбора – все вопросы решает совладелец. Тогда как предприятие с функциональным управлением расширять и развивать крайне сложно, особенно в точке, где управлению требуется организация нового дополнительного уровня (новые замы, новые отделы и т.п.). Развитие и расширение предприятия с функциональным управление – настоящая головная боль для собственника, тогда как процессное управление этой проблематики полностью лишено.

Схематично функциональное управление можно обрисовать следующим образом: реализовав необходимые производственные процессы, мы конструируем некие дополнительные агрегаты, обеспечивающие наши ПП различными ресурсами, с помощью которых мы будем в дальнейшем управлять производством продукции. И когда наступает период развития – расширяются производства, добавляются новые производственные процессы – наши агрегаты перестают справляться с работой, формируя, так называемые, «бутылочные горлышки», которые приходится либо расширять, усиливая и расширяя сам агрегат, либо вводить дополнительный и параллельный агрегат, что нарушает один из принципов функционального управления – оптимизацию расходов на функционал.

Процессное же управление – это один единственный агрегат, как будто вы транзисторную схему заменили одной микросхемой. И в начальный момент вам необходимо построить не отдельные выделенные функциональные агрегаты, но полностью работающий, единый  производственный агрегат. Учесть все нюансы, всю специфику производства и его обеспечения, и упаковать всё это в одну коробку бизнес-процесса. И теперь у вас есть лишь одно устройство с прорезью для вложения купюр и кнопкой «Пуск».

И последнее из того, что необходимо отметить: процессное управление имеет перспективу лишь во внекризисные периоды. И лишь потому, что падение покупательского спроса в кризисные периоды может привести либо к снижению цен на соответствующий товар, либо к снижению объемов продаж. И то, и другое для бизнес-процессов – катастрофично. Да и сами затраты на БП теряют смысл в условиях, когда нет возможности расширять объемы производственной деятельности. Экономический кризис и [производственные] бизнес-процессы несовместимы, что, впрочем, не мешает развитию торговых БП, а также БП в среде гос.учреждений.

И еще раз о сути перехода от одной формы управления к другой. Если используя функциональное управление, мы строили выделенные производственные процессы и некие блоки управления из дополнительного функционала, т.е. на нашем условном предприятии мы имели пять производственных блоков и около десятка дополнительных функциональных блоков, объединение которых давало результат по нашим пяти товарам. То процессное управление позволяет иметь лишь пять блоков – БП, качественное отличие которых от предыдущего варианта заключено в гибкости их расположения на схеме, тогда как функциональное управление требует жесткого закрепления всех его компонентов. Т.е. полтора десятка блоков функционального управления могут располагаться только так и никак иначе, а пять блоков с процессным управлением располагаются в произвольном порядке.

Иначе говоря, процессное управление – это переход к более крупным блокам, количество которых будет тождественно равно количеству производимых товаров, и обретение гибкости схемы управления на беспрецедентно низком для осмысления уровне. Справится любая кухарка!

Но… для того чтобы получить процессное управление вам необходимо полностью до последнего винтика разобрать производственный процесс, его операции, его взаимодействия, его логистику; понять как всё это работает, и лишь после этого собрать БП в наиболее удобном и эффективном варианте. И это основа процессного подхода!

Иными словами, процессный подход – это на 99% изучение процесса, и лишь 1% – на получение результата.

Процессный подход применим повсюду – в государственной деятельности – просто обязателен, без него невозможно эффективно управлять ресурсами соответствующих объемов; в науке, каковая сегодня безосновательно и ошибочно использует вероятностные математические конструкции; в торговле, распространяя и копируя эффективные макеты торговых организаций и т.д. и т.п.

В качестве наиболее примечательных примеров применения процессного подхода можно привести деятельность Николы Тесла, чье познание процессов электрических взаимодействий недоступно даже современной науке. Дмитрий Иванович Менделеев, осмыслив атомные взаимодействия, предложил свое виденье в виде периодической системы химических элементов. Или, скажем, Иоганн Готфрид Галле и Генрих Луи д'Арре, изучив схему движения Урана, указали точку нахождения планеты Нептун, о которой в тот момент ничего не было известно.

Также отметим, что если на первом этапе процессный подход занимается доскональным изучением того или иного процесса, напрочь отвергая вероятностные методики и оценки, то на следующем этапе используется стиль мышления «черного ящика»: зная, что подавая нечто на вход, мы получим соответствующий результат, строим из этих ящиков огромный конструктор. Первый этап отвечает за построение «бизнес-процесса» (и неважно – производственного, научного или какого еще), а второй – за его использование и наращивание «прибыли», каковая может выражаться не только в денежном эквиваленте, но и в объеме научных познаний, технологических достижений и т.д.

Процессный подход – это основа развития программирования и информационных технологий. Вряд ли мы имели бы даже 10% от существующего программного обеспечения, если бы оно осуществлялось в машинных кодах или низкоуровневыми языками программирования.

Процессный подход позволил осуществить Китаю прорыв в строительных технологиях, где 57-этажный небоскреб строится под ключ (с мебелью и подключенными коммуникациями!) за 19 дней.

Процессный подход – это будущее глобального мира, его системы управления, научного виденья и технологического развития. Без него наш мир сегодня превращается в захламленный муравейник, а мы же сами уподобляемся Сизифу, толкающего камень, который к тому же растет по мере приближения к вершине.