?

Log in

No account? Create an account

Экономика в картинках

Экономика простым языком

Проблематика мировой экономики
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
О сложностях, поразивших мировую экономику на системном уровне, мы можем лишь догадываться, поскольку современные экономические науки отторгают подобную постановку вопроса, объясняя всё наличием неких волн Кондратьева (К-волн), дающих то необъяснимые приливы для развития, то швыряющих всё экономическое пространство в пучины кризисов и застоев (одно лишь непонятно – почему время расцвета и процветания существенно меньше кризисных периодов?!).

Наука наукой, но всё большее количество стран пытаются найти лекарство подобным проявлениям, считая, что лучшим способом для выхода из застоя является введение безусловного основного дохода (БОД). Иными словами, эти страны, пытаются повысить покупательскую способность населения с помощью денежных выплат вне зависимости от наличия/отсутствия работы и иных факторов.

Данную проблему максимально обнажил Милтон Фридман, предложивший «разбрасывать деньги с вертолетов», идея чего было горячо поддержана предыдущим главой ФРС Беном Бернанке, получившего в связи с этим прозвище «Вертолет Бен» (Helicopter Ben).

Всё указанное позволяет нам четко сформулировать проблематику, связанную с необходимостью повышения покупательского спроса как основного движителя экономического развития, в виде задачи адресной доставки нужного объема средств всем потенциальным потребителям. Иными словами, мировая экономика должна найти средства для повышения уровня возможностей потребительской среды, а во-вторых, доставить их в нужные руки.

Последняя из задач особенно сложна, поскольку денежные средства всегда аккумулировались в единичных руках, а в современных условиях – мгновенно оказываются на различных финансовых биржах, усугубляя проблемы реальной экономики.

Стоит отметить, что несколько десятков лет назад указанная проблематика – намеренно или нет – решалась несколько иным путем. С конца 50-ых годов в ведущих экономических державах (с рыночной экономикой) поддерживался постоянный и стабильный рост заработной платы у трудящегося населения. О безусловном основном доходе тогда никто не думал, но рост заработной платы в какой-то степени можно соотнести с введением БОД-а. Следствием подобного подхода тогда явились, во-первых, масштабная инфляция, а во-вторых, географическое перераспределение производительных сил. Бизнес – в условиях конкуренции – перевел производства в те страны, где уровень заработной платы на тот момент был минимальным, грубо говоря, в Китай.

Но, как и рост заработных плат, введение БОД-а также поджидают вполне понятные и просчитываемые риски. Здесь вновь можно ожидать серьезный рост инфляции, помимо которой можно предположить рост иждивенческих настроений у населения. Эти опасения на фоне массовой миграции, скорее всего, сказались на результатах референдума 2016 г. в Швейцарии, где 77% проголосовавших отказались от введения безусловного основного дохода размером 2500 франков.

Но можно ли решить указанную проблематику каким-то иным – и не столь радикальным – способом? Можно! И для понимания сути решения совершим небольшой исторический экскурс.

Механизм решения наилучшим образом проявляется в проекции на этапы общественного развития, теоретическую формулировку которого предложил нам К.Маркс. Но, к сожалению, эта гениальная в истории обществоведения теория самим же Марксом была трактована удивительно некорректно: материалист Маркс неожиданно в фундамент общественных формаций закладывает идеалистическую сущность – общественные взаимоотношения, каковые в корне искажают картину общественного развития. Где вы видите, например, рабовладельческую формацию? В Египте, в Риме, в промышленных США (!)…. И что же это за формация, которая проявляется точечно и в разные исторические периоды?!

При этом Маркс сам утверждал, что формации должны соотноситься с уровнем развития производительных сил, но почему-то этот вариант представления ступеней общественного развития он, в итоге, проигнорировал.

Мы же рассмотрим именно этот вариант общественных «слоев», которые определены уровнем развития производительных сил:

- Дообщественный уровень (в принципе, это – то же самое, что у Маркса называлось «азиатским способом производства», а в советский период было названо «первобытнообщинным строем»). Термин «дообщественный» здесь подчеркивает, что общество в данный момент еще не было сформировано, со всеми вытекающими из этого выводами. Можно даже сказать, что это еще не формация, но – среда формирования будущих формаций, отличия в которой и создали цивилизационные особенности.

- Сельскохозяйственный уровень развития производительных сил (основная масса производительных сил и участников направлена на сельское хозяйство). Первая общественная формация, присутствующая во всех регионах планеты.

- Промышленный уровень развития производительных сил. Следующая ступень общественного развития, также присутствующая везде и всюду.

- На данный момент уровень общественного развития находится на ступени, получившей название «постиндустриальная», которое явственно отражает окончание промышленной эпохи (формации) и переходную фазу к следующей ступени.

- Информационный уровень развития производительных сил. Ступень развития, к каковой мировое сообщество устремлено в будущем.

Для чего нам нужна подобная градация? Дело в том, что подобное разделение позволяет нам понять логику и причинно-следственную связь появления и развития различных финансово-экономических механизмов.

Так, первичный – дообщественный уровень – мы можем связать с использованием, так называемых, товарных денег, применение которых сохранилось у аборигенов Океании.

Первый уровень общественного развития – сельскохозяйственный – потребовал введения монетарных денежных систем (золотые и иные монеты), что со временем привело к развитию международной торговли, а также появлению налоговой системы, введение которой позволило снизить потребность в драгметаллах, зацикливая денежный оборот.

Следующему уровню – промышленному – монет уже стало недостаточно. Быстрорастущая товарная масса потребовала революции денег, каковая привела к использованию бумажных денежных систем, что, в свою очередь, предопределило появление и развитие банковского и биржевого институтов. Также здесь необходимо отметить, что начиная с момента использования бумажных денежных систем (ДС), налоговая система потеряла свою позитивную роль в вопросе снижения уровня денежной массы (напомню, что налоговая система снижала потребность в золоте, определяя денежный «круговорот», и тем самым несколько уменьшала потребность в деньгах), поскольку бумажные деньги легче, дешевле, проще напечатать заново, чем собрать с населения. Иначе говоря, если в монетарной ДС налоги вытаскивали золотые монеты, спрятанные под подушкой, и вновь пускали их в оборот, то налоговые изъятия бумажных денег подобного позитива уже не несут – дались вам эти припрятанные бумажки, когда их дешевле напечатать заново?!

Текущий – постиндустриальный уровень, переход к которому произошел на волне развития массового производства, породил электронные ДС, электронные банковские транзакции, а также форекс или, проще говоря, электронные биржи, пользоваться которыми можно не выходя из дома.

И наконец, будущий информационный уровень развития производительных сил заведомо позволяет нам говорить об очень вероятном переходе к виртуальным ДС со всеми вытекающими из этого последствиями.

Но вернемся к прошлому, на расписанном фоне и структуре которого, мы рассмотрим отдельные, но очень важные исторические события. И нас интересует период перехода от монетарных к бумажным денежным системам.

Во-первых, сразу отметим, что ни одной стране, ни одному государству не удалось сразу перешагнуть в новую денежную эпоху. «Никто не прыгнул с первого раза!» Соблазн выпуска чрезмерных денежных сумм оказался столь велик, что ни одно финансовое правительство не смогло устоять перед ним. Например, в США лишь с третьей попытки получили относительно устойчивую бумажную ДС. Первые деньги – гринбэки, как и следующий выпуск первых бумажных долларов привели к провалу – гиперинфляции и потери ДС, каковые были заменены следующим (уже вторым) выпуском долларов США.

А во-вторых, полученный негативный урок оказался столь серьезным, что его вывод буквально записался в «генетический код» общественной экономики – выпускать избыточные деньги ЗАПРЕЩЕНО!

К сожалению, многие экономисты достаточно эксцентрично трактуют этот вывод, забывая о термине «избыточные», что ведет к тезису «эмиссия денег запрещена». И уже этот вариант, широко практикуемый в начале двадцатого столетия, привел к депрессивному состоянию всей мировой экономики, хорошо нам знакомой по термину «Великая депрессия».

Можно и так выразиться, что человечество из одной крайности – перевыпуск денег – кинулось в другую – запрет на выпуск денег, что нашло отражение в мировой экономике: из гиперинфляции и связанных с ней социальных бунтов, экономику швырнуло в депрессию, приведшую к гибели миллионов людей. Истина же, как известно, посередине: эмиссия обязана быть, но ее размер должен являться финансово обоснованной величиной. Не больше, но и не меньше.

Выделим основные выводы нашего исторического экскурса:

Во-первых, общественно-экономическое развитие обязано подпитываться денежной эмиссией, размер которой должен определяться объемом вновь создаваемой продукции. В этом моменте нужно отметить, что на начало перехода от монетарных ДС к бумажным человечество не обладало инструментарием (информационными технологиями) для расчета этих объемов, что и предопределило потерю возможного решения и его отсрочку на многие годы.

Во-вторых, вновь создаваемые денежные объемы необходимо адресно доставлять потребителю – разбрасывать их с вертолета – шутка на грани фола.

И, в-третьих, еще раз обратим внимание на то, что в момент перехода к бумажным ДС налоговая система потеряла свою актуальность в плане позитивного влияния на объемы денежных средств. Т.е., если в монетарных ДС, негативом выступал недостаток золота, тогда как налоговая система, зацикливая оборот денег, выступала позитивным фактором, снижая необходимый объем золота. То с приходом бумажных ДС, налоги напрямую начинают выступать фактором, снижающим денежный кровоток в общественной экономике и тормозящим экономическое и техническое развитие.

Объединяя все три указанных фактора воедино, мы и получаем решение:

Налоговую систему необходимо перевести на эмиссионный режим работы. Иными словами, налоги должны лишь рассчитываться, но не взиматься. Вместо их изъятия из потребительской среды необходимо эмитировать рассчитанные суммы. И сразу отметим, что в современных условиях, поскольку объемы взимаемых налогов чрезвычайно велики, что безусловно приведет к переизбытку денег со всеми вытекающими последствиями, переход к эмиссионной налоговой системе должен вестись постепенно, в долях, начиная от самой социально-значимой продукции.

Как это могло бы работать:

Сразу отметим, что перевод налоговой системы возможен лишь в условиях государственной банковской системы. Эмиссия осуществляется ею на основе подтвержденных документов купли-продажи. В качестве примера: в банк поступает документ и оплата за продукт, стоимостью 100 руб. На основе этого банк переводит 100 руб. производителю и, одновременно с этим эмитирует (создает) 20 руб. (НДС) на гос.счете. В итоге производитель получает свои 100 руб., государству поступает налог в размере 20 руб., но потребитель при этом заплатит за товар не 120 руб. (как было), но лишь 100 руб.

Что это дает:

Искусственно создаваемая дефляция позволит повысить покупательскую способность населения, которая создаст предпосылки для роста производства, снижения безработицы и т.п. При этом государство ничуть не теряет в объеме поступающих налогов, а наоборот – выигрывает – за счет роста производства товаров. Отметим также отсутствие инфляции, проявление которой невозможно по причине принудительного снижения стоимости товаров. Также важным моментом здесь является революция в банковской системе, к которой приведет наше решение. Дело в том, что на текущий момент банковская система может получить полноценный доход только на основе биржевой спекулятивной деятельности, каковая идет в ущерб общественной экономике (рост цен, валютные скачки и т.п.). Новый же инструмент в лице эмиссионной налоговой системы, внедренный в банковский институт, позволит банкам наращивать активы за счет деятельности производителей, что заставит их развернуться в соответствующую сторону, отказываясь от биржевой активности.

Какие риски получаем от нашего решения:

Резкое снижение биржевой деятельности. На самом деле это – еще один позитив, который определенного рода финансовые деятели попытаются выставить в виде серьезного негатива. Мир поменьше будет играться-спекулировать различными активами, и побольше уделит внимания производственной деятельности.

Проверим выполнение поставленной задачи на предложенном решении.

За счет новой налоговой системы мы получаем эмиссию, объем которой идет в точной пропорции ко вновь производимой продукции (налог – это и есть доля создаваемого товара). Т.е. первое условие выполнено в полном соответствии. Далее. Эмиссия поступает на государственный счет, т.е. вся она оказывается в руках государства, и куда пойдут эти деньги в дальнейшем – еще не понятно (адресность под вопросом), но… Снижение цены товара на соответствующую сумму эквивалентно получению потребителем этой же самой суммы! Каждый потребитель, покупая подобный товар, получает в руки соответствующую часть эмиссии! Покупает – получает, не покупает – не получает! Эмиссия работает лишь в рамках потребительской среды, никого не обязывая, но предоставляя колоссальные возможности. Т.е. адресность доставки соблюдена до последней копейки, что позволяет отбросить идею использования в этом вопросе вертолетов. Ну, и наконец, наша налоговая система теряет негативное воздействие на экономическую деятельность и общественное развитие, что позволяет нам утверждать, что все три условия задачи полностью выполнены.

Налоговая система, в том режиме работы, в котором она существует и по сей день, и есть тот неправильно функционирующий финансовый механизм, ведущий к получению волн Кондратьева, дающих полный спектр финансово-экономического результата – от инфляционных провалов и до депрессивной стагнации с кратким периодом экономического развития между ними. Это и есть то зло, не позволяющее мировой экономике нормально развиваться, угнетая социум и создавая предпосылки для войн и революций. И мое личное убеждение заключено в том, что перевод налоговой системы в эмиссионный режим позволит полностью устранить указанную проблематику, и на долгое время привести общественное развитие к полноценному росту без каких-либо скачков и К-волн.