mansur_gimatov (mansur_gimatov) wrote,
mansur_gimatov
mansur_gimatov

Categories:

Миссия эмиссии

Банально, но наша жизнь во всем взаимозависима: мы меняем технологии, а технологии меняют нас, и это вновь ведет к необходимости получения новых технологий, каковые вновь повлияют на нас самих... Всё это – действие стандартного природного принципа «борьбы противоположностей», где мы и технологии исполняем роль двух противоположно взаимодействующих рычагов: мы поднимаем технологии, а технологии поднимают нас. А итогом всей этой борьбы являются переходы на новые общественные уровни, с организацией новых систем общественного взаимодействия.

Следует отметить, что не все сферы общественной деятельности, не все общественные институты развиваются одинаково быстро. Замшелый консерватизм некоторых из них порой превращается в шлагбаум на пути общественного развития, и только уткнувшись в него, мы обращаем внимание на эту закостенелую помеху.

Одной из самых консервативных общественных сфер является денежная система. Оно и не удивительно, менять ее – источник накопленного богатства для одних и инструмент выживания для других – можно/нужно лишь в случаях крайней необходимости. И в связи с этим зададимся вопросом, а когда она наступает эта необходимость? И что считать подобной необходимостью? К примеру, нынешний кризис – это необходимость или нет?

Чтобы попытаться ответить на эти вопросы, предлагаю проследить за развитием денежной системы, ее изменениями в истории человечества.

Скорее всего, период развития денег от «ракушек» и до золотых монет был самым длительным в истории человечества. Изучать его – по причине отсутствия достоверных сведений – чрезвычайно сложно. Да и с точки зрения современных проблем он нам и не очень-то интересен. Потому сразу перейдем к моменту зарождения золотых монет.

История утверждает, что первые золотые монеты появились в Лидии (западная Турция) в 6-м веке до н.э., а в дальнейшем распространились по всему Средиземноморью, и особенно, в древней Греции и Риме.

Зададимся вопросом: а какие причины толкнули человечество к чеканке именно золотых монет? Думаю, что многие на этот вопрос ответили бы чрезмерно современно, ссылаясь на химическую инертность золота, а также на его «эталонность» при использовании в качестве денег. Т.е. золотое содержание денег и редкость золота в природе не допускают их чрезмерного выпуска, что гарантирует от некой избыточности денежной массы.

Но думали ли наши предки об «эталонности» и избыточности? Подозреваю, что нет. Скорее всего, единственной причиной (помимо «удобных» химических свойств), которая толкнула царей Лидии к чеканке золотых монет, являлась защита от подделок. Золото – привилегия царской казны – в обиходе среднего жителя встречается крайне редко. К тому же устройство для чеканки в ту эпоху – еще один мало распространенный механизм, а уж совокупность и того, и другого имела и малое распространение, и к тому же достаточно легко вычислялась в случае появления даже намеков на что-либо подобное.

Наша версия подтверждается и еще одним моментом – уже из жизни средневековой Европы. Открытие Америки и наплыв золота из заморских краев привели к колоссальной инфляции в средневековой Испании и в Европе в целом. Иными словами, ни о какой золотой «эталонности» денег в тот момент никто и не думал! Никто и не помышлял ограничивать хождение вновь добытого-привезенного золота из Америки. И, напомню, что это происходило уже в 17-м веке нашей эры – много веков спустя Лидии!

В качестве вывода из сказанного: даже золотое содержание денег не всегда спасает нас от неприятных эксцессов, связанных с работой денежной системы. И это намек «для подумать» приверженцам всевозможных энергетических и прочих привязок денег. Денежная система не нуждается в привязке ни к золоту, ни к энергетическим продуктам, ни к чему иному, за исключением используемой товарной массы.

Но вернемся к истории.

Следующий этап развития денег – переход к бумажным деньгам. Первыми к ним перешли, естественно, китайцы. И не только потому, что именно они являются изобретателями бумаги, но в основном потому, что многосотмиллионная армия китайских экономических субъектов не имела и не могла иметь соответствующего количества золотых и серебряных монет. На мой взгляд, именно эта особенность – постоянная нехватка денежных средств в Китае – сформировала известный всему миру китайский менталитет – «привычка» к бедности и желание трудиться даже за малую плату.

Как бы то ни было, первое упоминание о бумажных деньгах историки относят аж к 1-му веку до н.э. И хотя на государственном уровне переход на бумагу состоялся лишь в эпоху Тан при династии Сан (примерно 1000 лет назад), все равно это произошло намного раньше, чем в Европе и Америке.

Собственно переход на бумажные деньги в Китае практически совпал с достижениями в искусстве печати. Каждая банкнота содержала высокохудожественные изображения зданий, деревьев и людей. При печати применялись красные и черные чернила, на каждой банкноте стояли печати эмитентов и конфиденциальные отметки. И это неслучайно. Как и в случае с переходом к золотым монетам – основным мотивом служила защита денег от подделок и воспроизведения.

Первое использование бумажных денег в Европе, скорее, дело «несчастного случая», чем естественного развития. Длительная осада испанскими войсками Нидерландского Лейдена привела к тому, что его жители начали использовать бумажные «монеты» – вырезанные из обложек церковных книг бумажные пластины. Шел 1574 г.

Первая же попытка «естественного» перехода к бумаге состоялась почти на 100 лет позже в Швеции. В июле 1661 г. Иоганн Палмструх, основавший Стокгольмский банк, предложил новую денежную единицу – временную кредитную бумагу. К сожалению, Палмструха постигла неудача: вскоре у банка возникли проблемы из-за того, что купюр было выпущено слишком много. Директора банка привлекли к суду и приговорили к тюремному заключению.

Вообще говоря, процесс перехода к бумажным деньгам оказался крайне сложным, длительным и неприятным. Почти 2 века Европу и Америку лихорадило от этого нововведения.

Банк Англии, созданный в 1694 году по инициативе Уильяма Паттерсона выпустил банкноты Goldsmithnotes (вексель), дальнейшее развитие которых по "Рестрикционному акту" от 1797 г. освобождалось от размена на золото, тем самым обретая полноценную функцию бумажных денег. Но в 1820 г. размен банкнот на золото был восстановлен.

Во Франции бумажные деньги появились в 1703 году во время правления Людовика XIV. В 1776 году был учрежден банк "Касса коммерческого учета ", которому был поручен выпуск банкнот, предназначенных для покрытия государственных расходов. К 1795 сумма ассигнатов составляла 40 млрд. ливров, и в феврале 1797 года они были аннулированы, после чего Франция вернулась к металлическому денежному обращению. Лишь во время франко-прусской войны (1870-1871) правительство Франции расширило выпуск банкнот и объявило их неразменность. Банкноты из векселей превратились в бумажные деньги.

В Северной Америке первые бумажные деньги были выпущены в начале 1690-х годов.  Массачусетская колония выпустила банкноты для постоянного обращения. Во время борьбы английских колоний за независимость Конгресс штатов в 1775 году принял постановление о выпуске «континентальных денег» на 3 млн. долларов. К 1779 их сумма превысила 240 млн. долларов. "Континентальные деньги " были ликвидированы 18 марта 1780 года путем девальвации с отсрочкой обмена на 6 лет и использованием пятипроцентных облигаций. Во времена гражданской войны 1861-1865 гг. правительство США вновь осуществило эмиссию бумажных денег, напечатав знаки зеленого цвета – «гринбеки», каковые вновь были обесценены. А окончательный переход к бумажным деньгам в США зафиксирован лишь Президентским Указом Франклина Рузвельта от 5 апреля 1933 (!) г. Документ предусматривал наказание в виде штрафа 10 тысяч долларов или 10 лет тюрьмы любому, кто будет держать у себя более 100 долларов золотом, а не банкнотами....

Этот исторический материал дает нам пищу для анализа и возможности для выводов. Во-первых, отметим, что переход от золота к бумаге заставил ошибаться буквально всех («никто не прыгнул с первого раза»). Все допустили ошибки в объемах эмиссии, что заставляло впоследствии начинать процесс заново или почти заново. А во-вторых, объемы эмиссии вновь говорят нам о том, что об эталонности денег никто тогда (даже тогда!) не думал. Все выпускали сколько хотелось или «требовалось» обстоятельствами – от жадности или широты замыслов – но не угадал ни один.

А теперь внимание – что же произошло в момент осознания собственной ошибки? Правильно – человечество из одной крайности кинулось в другую. Обжегшись на молоке – дуем на воду. Если нельзя печатать денег сколько хочется – мы вообще не будем их печатать, только под кредитный займ!

Так родилась кредитная эмиссия...

Фактически ее становление произошло на стыке 1800-ых и 1900-ых гг. И она практически сразу же продемонстрировала себя во всей красе мощнейшими вспышками экономических депрессий в США и Германии, выход из которых обеспечила лишь необходимость производства огромнейшего объема военной техники для ВМ2. Отбросив финансовые предрассудки, Рузвельт заключил многомиллиардные контракты по Ленд-лизу, каковые на долгое время обеспечили экономику США финансовым ресурсом.

Еще раз, медленно... Никаких средств по Ленд-лизу в США не поступало, тогда как их объем составлял более $50 млрд., что по самым скромным меркам превышает цифру $5 трлн. в современных ценах (добавьте сюда еще столько же на оснащение собственной армии и флота). Но, тем не менее, правительство США передавало заказы предприятиям и оплачивало их. Фактически, это прямое включение печатного станка (каковое, по мнению современных финансовых идеологов, должно привести к гиперинфляции). Эмиссия, прямо и непосредственно нарушающая все основные постулаты кредитной эмиссии. И именно этот исторический факт не только вывел экономический мир из депрессивного состояния, но и на долгие годы обеспечил его процветание и развитие. Вплоть до 90-ых годов прошлого столетия рыночная экономика не знала серьезных проблем, каковые, конечно же, не исчезли, но лишь затаились...

Отметим также, что к 80-м начала формироваться уже новая денежная система – электронно-виртуального характера, каковая чуть позже в историческом периоде сменит бумажную. И появление электронных денег оказало на мировую экономику двойственное влияние. С одной стороны, позитив в виде мгновенных транзакций, которые фактически устранили влияние такого параметра как «период денежного обращения». Но с другой стороны, ведущийся переход к новой денежной системе настолько мощно увеличил объемы товарной массы (только среди «прямых» товаров – банкоматы, кардридеры, системы обслуживания кредитных карт...), что оценить даже знак влияния этого процесса на мировую экономику весьма сложно.

В итоге можно констатировать, что финансовая система оказалась под давлением двух противоположных сил: с одной стороны, кредитная эмиссия практически поглотила все денежные запасы, порожденные еще Ленд-лизом, и этому способствовал широчайший рост товарного производства, вызванный, в том числе, и появлением электронных денег. А с другой стороны, широко шагнувшие в обиход электронные деньги, повысив скорость транзакций, несколько снизили требования к объемам денежной массы. В итоге финансовая система оказалась в ситуации шаткого равновесия, падение в которой могло произойти в любой момент.

Первый «толчок», каковым оказался кризис платежеспособности развивающихся стран, произошедший еще в начале 80-х, система выдержала. В августе 1982 г. Мексика, а вслед за ней и ряд других развивающихся стран, заявили о невозможности осуществлять долговые платежи по графику и обратились к кредиторам с просьбой о реструктуризации долга. О своей неплатежеспособности за короткий срок объявило более 40 стран, в том числе и крупные должники. Кризис платежеспособности принял глобальный характер. Только к концу 1987 г. после того как банки сформировали крупные резервы для обеспечения подобных долгов, кризис утратил глобальную угрозу.

А что, собственно говоря, произошло?

Поймите правильно: «кредитная эмиссия» лишь называется эмиссией. На самом деле она выполняет функцию ремиссии – уничтожения денежной массы. Банк берет кредит у ЦБ (собственно эмиссия), но затем обязан вернуть кредит вместе с процентами (ремиссия денег, поскольку возвращается всегда больше, чем берется). И совершенно неважно, что происходит с деньгами в период между этими двумя временными точкам – сама кредитная система ведет к постоянному снижению объемов денежной массы.

Сразу отмечу, что помимо кредитной эмиссии, имеется еще валютная эмиссия. Т.е. заработанная на экспорте валюта обменивается на новые рубли (если в качестве примера смотреть на Россию), каковые вливаются в национальную экономику. Другими словами, если в той или иной стране развито производство чего-либо идущего на экспорт, то валютная эмиссия может перекрыть давление кредитной. Но если экспорт не развит... извините, «вас здесь не стояло»....

Естественно, что в ситуации начала 80-х, развивающиеся страны оказались «слабым звеном», в финансовой системе. Экспорт близок к 0, импорт, в том числе и с целью развития, под который и шли кредиты в МВФ, востребован. И при этом собственный рынок развит слабо, т.е. организовать что-либо противостоящее постоянно нарастающему финансовому гнету, просто невозможно.

Где слабо – там и рвется.

Но сей момент послужил лишь предтечей для дальнейшего развития событий.

Развивающиеся страны – это всего лишь бедные родственники, каковые попали под раздачу. Если же взглянуть на ситуацию с позиции системообразующих факторов, то отчетливо видно, что узлом, несущим основную финансовую нагрузку, является собственно банковская система.

Итак, банки берут кредиты в ЦБ, каковые надо возвращать. При этом, не забываем, что им еще и на самих себя надо потратиться. Иными словами, каждый кредит должен принести такой доход, который покрыл бы ставку рефинансирования плюс собственные издержки, включая налоги, зарплаты, аренду помещений и т.д. и т.п.

Как обеспечить доход?!

Фактически, решение, которое банковская система применила, является самым обычным подлогом. Кредиты стали получаться не под деньги, но под различные банковские активы – ценные бумаги (создаваемые теми же банками), вторичные бумаги, их производные – буквально всё пошло в ход.

И еще раз медленно: обеспечением для получения новых денежных кредитов в ЦБ, служили сфабрикованные бумажки, многие из которых вообще ничего не стоили. Но и этого оказалось мало. «Ценные» бумаги пустили на биржу. Где постоянно, день за днем банки с усердием наращивали на них цены. И с новой – более высокой – ценой эти бумаги вновь служили основанием для получения кредитов в ЦБ....

Как вы думаете, как долго могло это продолжаться?...

Закончилось всё в июле 1997 г. событием, получившим название «Азиатский кризис». А что случилось? Да ничего особенного. Просто запредельная цена бумажек оттолкнула от себя некоторое количество покупателей, и эта ситуация нарастающей лавиной хлынула на биржу. Все продавали. А покупать, почему-то никто не хотел... И в этой ситуации я даже не стал бы искать того «первого», кто отказался покупать. Он просто оказался чуточку умнее остальных.

Но каков итог? В банках – активы в 0, денег нет и новых кредитов уже не получишь, а старые кредиты ЦБ, как и вложения вкладчиков надо возвращать! И это не говоря уж о различных фондах, таких как пенсионный, например, содержимое коих также находится в банках....

Конечно же, под раздачу вновь попали «бедные родственники» в лице Индонезии, Аргентины, России... Но это уже мелочи.

История на этом не заканчивается. Поскольку банки поняли, что ценными бумагами не прокормишься, они несколько разнообразили свои интересы-аппетиты. Банки буквально ворвались на рынок недвижимости, мгновенно обрушив его запредельно взлетевшими ценами. Вторгшись на товарно-сырьевую биржу, взвинтили до предела цены на сырье. И везде, и всюду итог был един – крах, разрушение, кризис...

А что же происходит сегодня? А сегодня ситуация несколько изменилась. Поняв всю безысходность политики взвинчивания цен, «жирные банковские коты» перешли к тактике отстрела слабых. Играем в игру «захвати свой стул», объединив ее с русской рулеткой. Успел сесть на стул, то бишь, получить прибыль (за счет другого банка!) – молодец – играешь дальше. Нет... извини... Боливар не вывезет двоих...

В этой ситуации банковская система начнет (уже начала!) стремительно сокращаться. Фактически это должно привести к тому, что в каждой национальной экономике сохранится лишь 1-2-3 банка, скорее всего, государственных, каковые начнут пополнять собственные средства за счет государственных вливаний. На фоне общей экономической стагнации всё это выглядит крайне безрадостно и бесперспективно.

Поймите меня правильно: несмотря на негативное отношение к методам, применявшимся банковской системой для разрешения создававшейся ситуации, в лице денежного подлога, взвинчивания цен и раздувания мировой инфляции, я не склонен обвинять ее в этих действиях. Это сродни обвинениям к голодному, который хочет кушать, а потому кушает, даже если ему сказали «нельзя».

Но суть в том, что эта ситуация – системная! До тех пор, пока мы не избавимся от кредитной «эмиссии», она неизбежна. Кредитная эмиссия – это система, порожденная в первую очередь психологическими факторами и крайностями. Как первые денежные эмиссии, основанные на неограниченном выпуске денег, бросали нас в инфляционную модель экономического развития, так и ее противоположность – кредитная эмиссия втягивает нас на иную сторону от шаткого равновесия – дефляционную модель экономического [с позволения сказать] развития.

Это просто поразительно: почти три века существования бумажных денег проистекали в ситуации двух крайностей, не находя золотой середины! Уже подошли к этапу перехода в новую систему электронных денег, а точка опоры-равновесия до сих пор не найдена!

Эмиссия денег (любых денег!) обязана поддерживать равновесное состояние между товарной и денежной массами. И это единственный принцип, каковой необходимо выдерживать с целью экономического развития. При этом механизмы определения притока товарной массы уже достаточно давно созданы. На работе этого механизма основана, например, система сбора НДС.

В качестве же дополнительного фактора существования денег должна стать ее защита от подделок и подмены, что было понято еще тысячелетия назад.

Миссия денежных вливаний – это создание рычага экономического развития общества, оптимизация размера которого должно встать во главу всех помыслов и идей. Мы не имеем права на случайное развитие, подобно Ленд-лизовскому. А любое проявление как дефляционных, так и инфляционных процессов гласит о том, что размер рычага подобран неверно.
Tags: банки, денежные системы, кризис, финансовая политика, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments