mansur_gimatov (mansur_gimatov) wrote,
mansur_gimatov
mansur_gimatov

Category:

Так много денег или мало денег?

Зачастую в дискуссиях на экономические тематики утверждение о том, что практически все кризисы последней пары столетий произошли по причине неумения (а в дальнейшем и нежелания) властей эмитировать деньги в экономику, парируется возражением о чрезвычайном и излишнем количестве денег, каковое проявляется практически постоянными инфляционными процессами.

И получается в итоге, что с одной стороны, депрессия указывает нам на недостаток денежных средств в экономике, а с другой стороны, инфляция утверждает совсем иное – их избыточность! Как же разрулить сие противоречие?

Для понимания подобной противоречивости нам придется сделать исторический экскурс. Зададимся вопросом: почему человечество отказалось от монетарных денежных систем (системы на основе золотых, серебряных и прочих монет)? Почему мы перешли к бумажным деньгам?

Смешной вопрос! Просто потому, что денег не хватало, вернее, не хватало золота на их производство, потому и перешли.

И что?! Почему же теперь не хватает бумажных денег?!...

Дело в том, что власти, осуществлявшие первые выпуски бумажных денег, не смогли определить – сколько же денег можно/нужно выпускать. Все – абсолютно все – первые выпуски бумажных денег оказались избыточными, что привело к катастрофической инфляции и дискредитации денежных систем. И это – не единичный случай. Два столетия назад волна экономических кризисов и их социальных последствий буквально прокатилась по всему земному шару, порождая марксизм и прочие утопические идеи.

А в итоге, обжегшись на молоке, власти стали дуть на воду: раз нельзя эмитировать денег много, мы вообще не будем их выпускать – только под кредит! И этот подход мгновенно дал свой результат, нашедший в истории имя «Великая депрессия».

Но перенесемся в более близкие времена – 80-ые годы – расцвет мировой экономики, технологический взрыв – откуда? за счет чего? связано ли это с изменениями в денежных системах и как связано?

Первое из того, что необходимо отметить, это – полностью сформировавшуюся к этому времени банковскую систему, каковой власть и вручила ответственность за денежные эмиссии. Т.е. эмиссию – как и прежде – осуществляла власть в лице казначейств, а банковская система формировала заказ на эмиссию, иными словами, указывала ее объем.

Второй фактор – это появление электронных денег – бездонный колодец, активно заполняемый всеми участниками этого процесса. И если даже отбросить тот момент, что объем электронных и бумажных денег куда больше объема лишь бумажных денег, то фактор роста скорости транзакций, что эквивалентно многократному росту самой денежной массы, сомнений уже не вызывает.

И третий важнейший фактор – недоразвитость (на тот момент!) биржевой системы. Деньги из экономики – в 80-ые – никуда не уходили! В том или ином виде они все крутились в ее организме, насыщая малейшие аорты и поры.

Денег в восьмидесятые и даже в девяностые годы было море!

Да – инфляция била ключом, подстегивая как рост цен, так и рост зарплат. Но и экономика развивалась невиданными темпами, а взрывной рост технологий оказался настолько мощным, что нарушил, казалось бы, вполне стабильную политическую структуру, заставив добрую половину мира отказаться от социальных утопий.

Но что же случилось потом?! Куда всё это подевалось?

А случилось в точности то же, что и при выпуске первых бумажных денег. Аппетит банковской системы оказался столь высок, а перевыпуск денег столь велик, что система лопнула: ее беднейшие элементы – Мексика, Аргентина, etc. –  не выдержали общего роста цен, усугубленного безответственной валютной политикой, принятой на Ямайской конференции. Обесценивание аргентинского и мексиканского песо привело к экономическому кризису в этих странах, каковой эхом разорванных торговых связей прокатился по всему земному шару.

Конечно, кризис перепроизводства, да еще столь мелких масштабов, никакого особого влияния на мировую экономику оказать не мог. Но на его фоне обострилась конкурентная борьба между производителями, каковая завершилась тем, что львиная доля производственных мощностей перетекла в Юго-Восточную Азию, а из параметров минимизированной себестоимости была практически удалена позиция «кредит». И подобное развитие событий уже никак не могло устраивать банковскую систему, каковая с удивлением обнаружила, что в пруду реальной экономики рыбка исчезла напрочь!

Что делать? Начинается мышиная возня с выделением нобелевки под крайне сомнительные работы о рынках вторично-третичных «ценных бумаг», активно формируется биржа, на которой этими бумагами торгуют. Т.е. ситуация: банк берет кредит у казначейства и тратит его на покупку сомнительных бумаг, рост цен которых позволяет ему вновь взять кредит, которым он расплачивается за предыдущий. При этом найти реальные деньги для стабилизации финансовой обстановки нет ни малейшей возможности. Только мыльный пузырь акций!

Конечно же, продолжаться долго подобное не могло. И уже в 1997 г. разразился мощный Азиатский кризис, приведший к мгновенному обесцениванию рынка ценных бумаг и разорению множества его участников. Мыльный пузырь лопнул одномоментно, вернув ценники в банковской системе к реальным цифрам и показателям.

Ситуация, каковая получила название «кризис доткомов», повторилась в 2000-2001 гг. Здесь атаке со стороны банковской системы подвергся рынок акций интернет-компаний, так называемый индекс NASDAQ, который в результате активных спекуляций в течение одного дня вырос в полтора раза (!), а затем двукратно рухнул при закрытии.

В 2007 г. аналогичной атаке подвергся рынок недвижимости в США, а в 2008 – рухнул сырьевой рынок, цены на котором также активно подогревала мировая банковская система. Шутка ли сказать, в начале 2007 баррель нефти стоил около $50, а в мае 2008 – достиг почти $150, упав к концу 2008-го до $30….

Кризис 2008-го оказался последней каплей в чаше терпения, после которого банковская система, потеряв доверие власти, утратила функцию эмиссионного регулятора. При этом формально, вроде бы, ничего не изменилось. Но начиная с 2008 г. ЦБ начинают проводить жесткие проверки активов банков, исключая из них всевозможные «дутые» компоненты, что уже не позволяет банкам брать безразмерные кредиты  и строить внутри своих структур финансовые пирамиды. И это вновь мгновенно ввергло всю мировую экономику в депрессию, мало чем отличающуюся от «Великой».

При этом хищная природа финансовых акул никуда не исчезла. Более того, после 2008 г. атакующие отряды возглавили сами ЦБ! Так в 2010 г. европейский ЦБ провел атаку на греческую экономику, так называемый греческий долговой кризис, заставив правительство Греции принять множество асоциальных решений.

В 2014-15 гг. уже российский ЦБ провел атаку на российский же рубль, каковую в дальнейшем и с большим удовольствием поддержала вся мировая банковская система, отбиваться от которой в итоге пришлось уже и российскому ЦБ. Здесь, в результате более чем 2-х-кратной девальвации рубля, рухнувшую до уровня 90-ых российскую экономику придется восстанавливать еще не один год, не говоря уж об обязательной целенаправленности прикладываемых усилий. И что бы ни говорили, но я убежден, что 8 лет Улюкаева – это мера ответственности именно за разрушенную экономику, а не за несчастные $2 млн….

Тем не менее, в последние годы финансовое пиратство приобрело – скажем так – более цивилизованный вид. Война переместилась внутрь финансовой системы, где участники занялись увлекательной игрой «Захвати стул» с отстрелом неудачников. Чем всё это закончится – предположить несложно, тем более что количество игроков не столь уж и велико.

А вот позитивного влияния на экономику подобная ситуация добавляет мало. Повсюду либо крохотный рост, но чаще – рецессия и стагнация. Небольшие позитивные сдвиги происходят лишь в точках, где государство оказывает существенную финансовую поддержку и раздает госзаказы. А общий фон мало чем отличается от того, что происходило в предыдущие 200 лет, лишь с той разницей, что Великая депрессия породила фашизм, тогда как депрессия современности вывела на знамена идеи ИГИЛ и сомалийского пиратства….

И вот на фоне этого кратенького обзора кризисных проявлений вернемся к нашему основному вопросу: где же тут «много/мало денег»?

Много денег – это потенциал финансовой системы, каковой ничего не стоит обрушить ту или иную валюту или взвинтить/обрушить цены на сырьевом рынке. Именно этот ресурс подпитывает все инфляционные процессы в мировой экономике, дестабилизирует валютные соотношения и создает кризисные предпосылки. Её финансовая мощь/размеры подобны китайской стене, перелезть или обойти каковую, обычному человеку и даже относительно крупному экономическому субъекту невозможно. И лишь различие целей у наших акул сдерживает ее мощь и возможный финансово-экономический крах. В качестве очень условного, но вполне понятного примера – желание российского ЦБ поднять цены на нефть, чему противостоят европейские и китайские финансовые структуры…

В общем же плане, эта часть денежной системы («много денег») оказывает негативное (и даже – крайне негативное) влияние на реальную экономику. Финансовый институт, в обязанность которого должно входить управление экономикой, ее продвижение по пути развития социума, на самом деле разрушает ее, как разрушает всё, к чему ни прикоснется. И будет неудивительно, если эту же участь разделит и биткоин, который с 2018 будет выставлен на биржевые торги.

Иными словами, мы можем констатировать, что современная финансовая система разделила денежный ресурс на две неравные и даже противоборствующие части. Денежная система сегодня – это не единая, кровеподобная в общественном организме сущность, но с добавленным дополнительным биржевым резервуаром, в который финансовая система сознательно и целенаправленно выкачивает денежную кровь из организма – чем больше качает, тем больше требуется….

Тогда как общественный организм, находящийся в полуобмороке от потери «крови», влачит жалкое, полунищенское состояние. Это и есть вариант «мало денег». Причем настолько мало, что государство, решающее стандартный набор рутинных задач, даже при взведенной до максимума налоговой системе не может обеспечить их финансовым ресурсом, высасывая из пальца «платоны» и прочие тысячу и один «относительно честных способов» для затыкания пробоин в днище собственного корабля, но за счет населения.

В итоге повторюсь: все кризисы последней пары столетий произошли по причине неумения и нежелания властей (всех ведущих мировых властей) эмитировать деньги в экономику. Все эмиссионые телодвижения ведутся через банковскую систему, каковая тут же направляет большую часть денег в биржевой агрегат, а не в экономику, что еще более усугубляет ситуацию, вызывая инфляционные процессы. Т.е. в инфляции виновата не сама эмиссия, но вектор ее направления (через банковскую сеть на биржу). И это и есть основная задача-проблема, тормозящая развитие экономики как и всё общественное развитие.
Tags: банковская система, власть, кризис, эмиссия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments