?

Log in

No account? Create an account

Экономика в картинках

Экономика простым языком

Entries by category: финансы

Критика формулы Фишера
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
Чем ни больше я размышляю над формулой Фишера, тем все более убеждаюсь в ее ошибочности. И причем не в какой-то там некорректности, скажем, неполный охват переменных, но в самой сути постановки вопроса.

Напомню, формула Фишера M*V = P*Q, гласит о том, что товарная масса равна денежной взятой с учетом скорости обращения денег.

Следствия из формулы утверждают: P = M*V/Q – средний уровень цен на товары равен денежной массе M (с учетом скорости обращения V) разделенной на количество товаров Q, и M = P*Q/V – фактически гласит, что стоимость денег обратно пропорциональна их количеству.

Ну, и, как известно, указанные следствия породили известные выводы в отношении определения природы инфляционных процессов, которая в соответствии с указанными формулами зависит от объема денежной массы. Чем ни больше денежная масса (при константной товарной), тем больше инфляция (повышение уровня цен).

Насколько верна указанная логика, мы и попытаемся разобраться.


Логика элементарных примеров

В связи с тем, что в природе общественных взаимодействий всегда существует множество дополнительных факторов, которые не дают нам провести «чистый» эксперимент, предлагаю выстроить ряд элементарных примеров, которые позволят нам проверить (или опровергнуть) логику формулы Фишера.

Заранее условимся, что во всех примерах речь идет о «честном» торге, т.е. никакие психологические факторы мы не учитываем – чистый товарообмен.

Пример 1.

Некий продавец желает продать свой товар, скажем, на острове, где живет 1 человек. Элементарная арифметика указывает нам, что этот покупатель обязан обладать денежной массой (или ее эквивалентом*), которая должна быть не меньше совокупной стоимости товара продавца.

* - не хочется усложнять пример альтернативными вариантами. Под «эквивалентом» подразумевается другая товарная продукция, имеющая высокую ликвидность на родине продавца. Но и в этом случае, необходимость наличия соответствующей денежной массы не отменяется, а лишь переносится в другое место, т.е. соответствующий объем денежной массы должен присутствовать не на острове, но на родине продавца.

Простейший и абсолютно ясный пример, который с помощью элементарной арифметики указывает нам взаимосвязь товарной и денежной массы.

Пример 2.

Усложним задачу. Некий продавец желает продать разноценовой товар на острове, где живут 3 человека. Какая денежная масса должна присутствовать на острове, которая позволила бы нам выполнить поставленную задачу?

Конечно, мы можем подогнать нашу задачу под идеальные условия. И деньги покупателей и их потребительские желания по мановению волшебной палочки распределились так, что все совпало: каждый покупатель имеет ровно столько денег, сколько ему необходимо для покупки именно приглянувшегося товара. В этом случае решение полностью совпадает с предыдущим примером: денежная масса равна совокупной товарной. Но в жизни так не бывает!

Лишь небольшое усложнение задачи и элементарная арифметика закончилась. Для решения этой задачи понадобится сложный математический аппарат определения средней цены товара, поправочных коэффициентов и вероятностных условий.

Но, несмотря на это, мы можем сделать совершенно явные выводы:

1. Объемы денежной массы напрямую зависят от количества участников рынка (не учтено в формуле Фишера).

2. Объем денежной массы в реальных условиях всегда должен быть больше товарной.


И обратите внимание, чем ни больше денежная масса на «острове», тем быстрее и легче пройдут торговые операции. И при этом добросовестный продавец и не подумает нагнетать цену (факторы конкуренции и сохранения репутации). Т.е. дополнительным, пока неочевидным, следствием является утверждение: объем денежной массы не влияет на зарождение инфляционных процессов.

Пример 3.

Вновь простейший пример на элементарной арифметике. Остров, на котором живет некий пекарь, торгующий хлебом, скажем, по 20 руб. за буханку. На однодневную побывку на остров прибыли 10 человек, каждый из которых имеет по 20 руб.

Условимся, что каждому человеку требуется 1 буханка хлеба в день.

Вопрос: финансовый итог дня?

Здесь всё просто: 10 человек купят по 1 буханке по 20 руб., а пекарь получит свои 200 руб.

Усложняем задачу.

Пример 4.

Условия те же самые, что и в предыдущей задаче, но теперь каждый человек имеет по 100 руб. Изменится ли решение?

Конечно, нет (вследствие уже указанных свыше факторов). Ответ все тот же: 200 руб. пекарского оборота.

Пример 5.

Вновь повторяем условия предыдущей задачи, но у пекаря – лишь 9 буханок хлеба.

Всё! Ситуация мгновенно потеряла свою предсказуемость. В ней возможно и рождение инфляции – покупатели сами, наперебой будут предлагать пекарю суммы большие, чем стоимость хлеба, лишь бы не оказаться в роли неудачника. Возможно проявление абсолютно любых негативных человеческих факторов, вплоть до «революционных» общественных преобразований, которые вынудят пекаря увеличить мощности пекарни...

Если в данном примере мы попытаемся исследовать возможности зарождения инфляции, то можно обратить внимание на следующий фактор. Инфляция может зародиться лишь в случае, если покупатели владеют суммой более 20 руб. До этой отметки никакая инфляция не появится – денежная масса не позволит.

Выводы:

1. Имеется некий нижний предел денежной массы, до превышения которого инфляция в принципе не может зародиться.

2. Объективным фактором появления инфляционных процессов является недостаток товарной массы, а не избыточность денежной
, как это утверждает формула Фишера.


Разнородность денежной среды

Что же это за «нижний предел денежной массы»?

Если вновь вернуться к примеру 1, то совершенно очевидно, что на острове никакие торговые операции не произойдут, в случае если денежная масса меньше стоимости товара. И эта логика четко указывает нам, что формула Фишера позволяет нам получить лишь этот самый «нижний предел денежной массы». Естественно, без поправки на количество участников рынка.

И таким образом, M = k*P*Q/V указывает нам на минимальный объем денежной массы, который необходим для данного рынка (где k – поправочный коэффициент на количество участников рынка).

Заметим, что указанный минимальный уровень дает нам не просто какую-то абстрактную цифру общественного благоденствия, но фактически формирует две кардинально различные денежные среды общественного бытия. Например, денежная среда ниже минимального уровня гасит формирование инфляционных процессов, тогда как в другой половине – ситуация совершенно иная.

Можно отметить и другие различия указанных сред. Превышение минимального уровня денежной массы провоцирует развитие производства и потребления, тогда как за чертой «бедности» мы имеем снижение потребления и стагнацию производства. При этом чем ни дальше мы находимся от «черты» в ту или иную сторону, тем сильнее проявляются соответствующие производственно-потребительские факторы.

Нужно ли говорить, что и то и другое проявление в большинстве случаев является признаком «нездорового» общества. И существенный рост производства (вне этапа технологического «взрыва») и, тем более, резкое его падение (как мы наблюдаем сегодня) – явления, несомненно, негативные. Первое ведет к ненужной затрате сырьевых ресурсов с возможными печальными последствиями, а второе – к социальной и политической напряженности в обществе.

Из этого можно сделать вывод, что нижний предел денежной массы не является точечной чертой, но некой относительно узкой полоской грамотного ведения дел в финансовой сфере. И все выходы за пределы этой полосы чреваты серьезным общественным негативом.

Доказательство этих утверждений мы сегодня воочию наблюдаем на примере кризисных проявлений в финансовом секторе. Снижение объема денежной массы оказалось настолько масштабным, что весь мир рухнул в другую денежную среду с абсолютно другими законами развития. И самое страшное в поправках формулы Фишера является то, что выравнивание ее закономерности может происходить не только за счет резкого снижения товарной массы (как это уже начало происходить), но и возможного уменьшения количества участников рынка. Все мы понимаем, что это значит.

Безналоговая финансово-экономическая общественная система
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
Чудо – чудное, диво – дивное... Мир настолько вжился в виртуальную реальность денежных игрищ, что даже небольшая заминка, вызванная виртуальными потерями, грозит перерасти во вселенскую катастрофу. Причем, уже в реале.

Предлагаю всем желающим сыграть в новую игру. Построить свой собственный экономический мир, в котором все основные правила будут самым существенным образом отличаться от существующих. Может быть в этом случае наши спецы от экономики смогут вернуться в реальность и наконец-то увидеть решения, по большому счету, очень несложных задач.

Итак, я выбираю налоговую систему. Может ли общество существовать без оной?

***

Так уж сложилось и довольно давно, что государство, передав в частные руки функции приумножения общественных богатств, оставило за собой лишь роль вселенского арбитра. Вы можете производить или не производить чего угодно, а мы – обеспечиваем вам выполнение предписанных для всех (ну, может быть лишь с небольшим исключением) правил. И за это часть создаваемых богатств, и желательно в твердой валюте, вы выплачиваете, собственно, арбитру.

Ну, а как иначе? От армии – никаких доходов, одни расходы. Полиция – тоже самое, ну, таможня – хорошо, эти еще могут что-то положить в общественную копилку, если сами все не разворуют...

А вот налоговая система – это стержень нашего общества, который обеспечивает существование самого государства, исполняя роль финансового попечителя всех других государственных служб. Налоговая служба – это наше всё!

***

Если попытаться разобраться в механике работы налоговой службы, то ее суть заключена примерно в следующем. На этапе создания некой общественной ценности, к этой самой ценности приклеивается целлулоидный макет, разлинованный в точном соответствии с правилами валютной игры, заложенными в том или ином обществе. За мгновение до этого момента, государство, используя право «первой ночи», отхватывает себе изрядный кусок от пришпиленного целлулоида, и до поры до времени забывает про существование созданной ценности.

И всё. С этого мгновения начинается виртуальная игра под условным наименованием «А ну-ка отстриги!». Все забывают про какие-то «дурацкие ценности», с упоением орудуя всеми имеющимися под руками острыми предметами, норовя отхватить наиболее весомый и лакомый целлулоидный кусочек.

Ну, а когда, вдруг, как сегодня, выясняется, что всё настриженное – не более чем кусочки «целлулоида», мы начинаем с удивлением оглядывать собственные «богатства», - чем же это они непохожи на ценности реального мира?

***

Но мы слишком увлеклись эмоциональной раскраской и без того вполне красочной картинки. Вернемся к нашей задаче – безналоговой финансовой системе.

Представьте себе, что исследуемая нами ценность выпущена с «целлулоидным» ярлычком, часть которого, отрезаемая государством в виде налога, заведомо отсутствует. Ну, не хочет наше государство ни у кого ничего отрезать (вы можете представить подобное?). Ценность вбрасывается в общественный котелок, и в этот момент госаппарат в лице банковской системы надклеивает к нему дополнительную цену, которая и пойдет в дальнейшем на оплату всех существующих государственных (и не только) служб.

Поясню. В банк приходит счет на оплату, в соответствии с которым в действие приводится механизм, пропорционально начисляющий сумму на счета государственных инстанций. По сути, ничего не изменилось: та же ценность, с тем же ярлычком. Предприятия получают ту же сумму, каковую они получили бы в нынешних условиях, а государство начисляет себе соответствующий налоговым платам эквивалент. Ну, может быть, лишь слегка нужно будет промасштабировать результат для более точного совпадения (если это, конечно, потребуется).

Но, зато, каков эффект!

Существенным образом повышается ценовая конкурентоспособность создаваемых товаров, по крайней мере, сравнительно с импортными.

Напрочь исчезает понятие «теневая экономика», потому как сокрытие собственного производства равносильно отрезанию кусочков от себя любимого.

Налоговая служба, которая на сегодняшний момент отвлекает на себя весьма весомую часть работоспособного населения, и еще большую часть создаваемых ценностей (включая их антиподы в лице бухгалтерий), становится абсолютно никому не нужной структурой.

И, заметьте. Я ни слова не сказал о размерах процентных ставок.

Но, продолжим наши вольные фантазии, переходя к следующему элементу предлагаемой конструкции. А как же быть с пенсионными начислениями?

И решение – вполне адекватное заложенному принципу – находится также легко. Каждое начисление заработной платы, официально проведенное через банковскую систему, приводит к соответствующему процентному начислению на ваш личный пенсионный счет. Т.е. предприятие выплачивает вам заработную плату, а государство – начисляет пенсионную сумму, которая вам достается в виде награды за приложенный труд в деле создания общественных ценностей.

Сравниваем полученный результат с текущим бытием. Имеется ли в нашей конструкции хотя бы что-то, что заведомо меняет финансовый результат? Ни-че-го-шень-ки!

Единственный, оставшийся открытым, вопрос – работа с валютой. Здесь, конечно, от предложенного принципа придется отказаться – начислять себе валюту пропорционально сумме экспорта – нас могут неправильно понять.

Но и здесь имеется множество решений, среди которых и сохранение экспортного налога, и работа на уровне экспортных/импортных пошлин. Но более всего мне нравится решение, которое позволяет решить эту задачу во вне зависимости от применения механизма пошлин.

Простое правило, еще одна условность – половина суммы от реализованного экспортного контракта начисляется предприятию на валютный счет, а другая половина – на рублевый по текущему курсу. Сразу оговорюсь, половина – цифра весьма условная, взятая с потолка, и совершенно необязательно – единственная. Т.е. для каждого случая и для каждого предприятия вполне возможно применение самых различных коэффициентов, решая попутно и другие общественно-политические задачи.

***

Пожалуй, конструкция к использованию готова. Единственный момент, который не позволяет ее применить на сегодняшний день в российских условиях – это состояние нашей банковской системы. Непременным условием существования безналоговой финансово-экономической системы является наличие единой банковской системы, которая возьмет на себя все расчетные функции.

И может быть тогда наше общество в лице госаппарата, повзрослев и возмужав, пополнит свой лексикон новыми словами, оставив свое требовательное «дай!» в прошлом.

Суть инфляции и ее аспекты
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
 

Определение инфляции как изменение соотношения товарно-денежной массы в сторону непропорционального увеличения последней позволяет судить об изменениях инфляционных процессов в обществе, но не дает нам инструментов и методов борьбы с ними. Давайте попытаемся выявить корни инфляции с целью нахождения более четкого ее определения, которое позволит нам выйти на рубежи планомерной борьбы с этим негативным общественным явлением.

 

Фактор объективный

 

Наиболее масштабными проявлениями инфляционных процессов характерны периоды общественных катаклизмов. Войны, революции, вмешательство природных стихий создают предпосылки для резкого повышения инфляции в обществе.

 

Если задаться вопросом «почему?», то можно однозначно констатировать, что все эти явления создают условия, в которых происходит существенное разрушение общественной товарной массы, не затрагивая при этом массу денежную, что и вызывает инфляцию в самых невероятных масштабах и инвариантах.

 

Продолжая эту логическую цепочку, зададимся вопросом: а не имеет ли место разрушение товарной массы в мирное время?

 

Этот странный на первый взгляд вопрос имеет неожиданный и ошеломляющий ответ – конечно имеет!

 

Во-первых, даже беглый взгляд на техногенную ситуацию в любом обществе позволяет говорить о существенном вмешательстве микро- (и не только!) катастроф в общественную жизнь. Последние не только уносят человеческие жизни, но и влияют на общий объем товарной массы, корректируя его в сторону уменьшения. А во-вторых, любой произведенный продукт имеет вполне определенный жизненный цикл, завершение которого вновь проявляется снижением общего объема товарной продукции, никак не затрагивая при этом денежную массу.

 

Т.е. любое производство товаров завершается вливанием в общественную среду новой порции товарной массы, и параллельно с этим – денежной. Но, уничтожение товарной массы, происходящее по объективным и субъективным причинам в самые различные времена и периоды общественной жизни, корректирует только объемы товарной продукции, не влияя на массу денежную. Это и является объективной причиной проявления инфляционных процессов.

 

Таким образом, инфляция – это нарушение пропорции товарной и денежной масс в сторону непропорционального увеличения денежной компоненты, вызванное вымыванием части товарной массы из обращения вследствие всевозможных техногенных и природных катаклизмов, а также окончания жизненного цикла части товарной продукции.

 

Указанное определение позволяет попутно ответить нам на еще один важный вопрос: почему за несколько последних десятилетий произошло существенное усиление инфляционных процессов?

 

Ответ на этот вопрос становится интуитивно понятным, если мы посмотрим на способы производства и качество производимой продукции последнего периода.

 

Переход в постиндустриальном обществе к массовому производству товаров массового потребления (ТМП) вызвало (вопреки значительному повышению качественных характеристик производимой продукции) существенное снижение жизненного цикла товара. Каждый производитель в погоне за конкурентами осваивает все новые и новые технологии, раз за разом выпуская новые модели одного и того же товара, принуждая потребителя заменить свой уже имеющийся товар на новый. Автомобили, уходящие на свалку раз в три года; сотовые телефоны, чуть ли не ежегодно обновляемые массовым потребителем, и т.д. и т.п. Все эти производства в совокупности резко увеличивает денежную массу общества, оставляя товарную без существенных изменений. А отсюда и резкий всплеск инфляции за последние десятилетия.

 

К большому сожалению, выводы из полученных утверждений не позволяют нам получить какую-либо методику борьбы с инфляцией. Можно предположить осуществление принципов контроля за достаточно большой частью вымываемой товарной продукции (например, на основе статистических данных), но изъять из оборота соответствующую часть денежной массы.... Во-первых, у кого изымать? А во-вторых, все эти действия должны осуществляться одновременно и согласованно во всех странах, что на текущий момент не представляется возможным.

 

Единственным позитивным следствием из наших выводов можно назвать следующее: современному обществу необходима организация контроля за эффективным использованием его ресурсов – сырьевых, энергетических, человеческих и т.п. Необходимо разработать принципы и методики этого контроля, глобальную систему поощрений за эффективное производство. И самое важное здесь найти подход, позволяющий органично вживить подобные механизмы в рыночную систему, не нарушая и разрушая экономическую основу общественной жизни.

 

Человеческий фактор

 

Возвращаясь к анализу инфляционных процессов в периоды общественных катаклизмов, (например, в военное время), можно обратить внимание на то, что инфляционное повышение цен может начаться в самом начале пагубных для общественной жизни военных действий, и даже до их начала! Т.е. рост цен на продукты питания и товары первой необходимости начинается до момента существенного разрушения товарной массы. И иначе чем человеческим фактором данный феномен объяснить невозможно.

 

Ажиотажный спрос на продукты питания, когда население кидается мешками закупать муку и сахар, снижение предложения на рынке, вызванное спекулятивными действиями продавцов товаров первой необходимости, - все это вызывает стремительно развивающуюся инфляцию, объективные причины которой еще не имели место.

 

И точно также как и в случае анализа объективных причин инфляции указанную ситуацию можно перенести и на мирное время. Плохая организация доставки товаров, непропорциональное распределение товаров первой необходимости, непродуманно малое их производство – все это влечет за собой периодическое возникновение ажиотажного спроса, влияющего на усиление инфляционных процессов. Аналогичная картина вполне представима и в случае целенаправленных или массовых спекулятивных действий определенной когорты лиц, связанных, например, с биржевыми операциями.

 

Таким образом, помимо объективного закона возникновения инфляционных процессов имеет место и «человеческий» фактор, влияющий на рост цен. И, на мой взгляд, именно этот фактор в максимальной степени оказывает свое негативное воздействие на российских просторах. Непродуманное и организованное на «авось» производство, крайне слабая логистика, устаревшие производственные технологии российской глубинки – все это является благодатной почвой для тлеющих очагов инфляции, вновь и вновь вспыхивающих инфляционными пожарами. И именно человеческим фактором можно объяснить столь существенную разницу в показателях инфляции в России и в развитых странах.

 

Для преодоления негатива указанного момента необходимо приложить колоссальные усилия. Здесь и налаживание элементарной инфраструктуры, и подготовка грамотных специалистов соответствующих направлений, и повышение уровня используемых технологий – множество задач, сплетенных в единый узел. И вновь, как и в предыдущем случае, для решения этих проблем необходимо отказаться от прямолинейности рыночных решений. Необходим жесткий контроль производства, может быть даже организация избыточного производства товаров первой необходимости (с помощью дотаций или каких-либо аналогичных мер). Но самое важное – нужна четко продуманная система мер и воздействий, быстро и эффективно влияющая на общественное производство, переориентация которого позволит минимизировать воздействие человеческого фактора на инфляционные процессы.

 

Дополнительные аспекты

 

Помимо указанных факторов имеются дополнительные моменты, влияющие на рост инфляции. На мой взгляд, таковых аспектов как минимум три.

 

1. Неоднородность денежной массы.

 

Интуитивно понятный аспект. Совершенно ясно, что деньги в руках потребителя и, скажем, прибыль предприятия, пущенная на его развитие, совершенно по-разному влияют на инфляционные процессы. Не буду подробно останавливаться на этом моменте, единственное замечу, что борьба с денежными накоплениями у населения не столь уж существенно влияет на инфляцию, но самым неприятным образом сказывается на общественной экономике, а потому не может быть принята в качестве методики борьбы с ростом цен.

 

2. Внешняя и внутренняя инфляции

 

Любая внешнеэкономическая деятельность общества влечет за собой экспорт/импорт инфляционных показателей, которую можно условно называть «внешней инфляцией». В усредненном варианте влияние этих показателей достаточно мало (можно пренебречь), но помнить о них необходимо, тем более, что этот момент тесно связан с третьим аспектом.

 

3. Неустойчивость мировой валюты.

 

Существенный аспект инфляционных процессов. Фактически, все валютные колебания относительно друг друга, множителем переносятся на внешнюю инфляцию. И это помимо дополнительного «человеческого фактора», когда финансисты в попытке предугадать будущую ситуацию, используют в своих ценовых расчетах заведомо больший коэффициент.

 

Решение данной проблемы, на мой взгляд, можно достичь путем стабилизации валютных взаимоотношений, используя введение твердой основы для расчетов, например, условной валюты, привязанной к стоимости золота. Реальные же операции проводить в стандартном валютном поле.

 

***

 

Борьба с инфляцией в современном мире превращается в одну из самых важных макроэкономических задач человечества. Все усилия по накоплению товарной и денежной масс, по повышению благосостояния населения теряют свою значимость в связи с инфляционными корректировками ценовых показателей. На мой взгляд, российское правительство, например, не может сегодня существенно (в разы) повысить уровень пенсионного обеспечения лишь по причине опасения резкого инфляционного всплеска, который нивелирует все повышения. Борьба за социальное обеспечение граждан уподобляется собачьей погоне за собственным хвостом.