?

Log in

No account? Create an account

Экономика в картинках

Экономика простым языком

Entries by category: история

Уроки Великой Депрессии
Мансур Гиматов
mansur_gimatov

Не любим мы историю. Казалось бы, вот событие, каковое в значительной степени напоминает нам кризис текущий. Что происходило тогда? Как и чем завершилась предыдущая кризисная эпоха? Что из происходящего тогда можно взять на вооружение сегодня? Нет, единственный «вывод», эхом шелестящий по просторам инета, – кризис всегда завершается войной….

***

В черный четверг 24 октября 1929 года на фондовой бирже США началась паника, завершившаяся крупнейшей распродажей акций. В течение последующей недели было распродано более 40 млн. акций, а совокупная оценка биржевых потерь составила около $30 млрд.

1929 - "Чёрный четверг" и начало Великой депрессии в США. 28 октября)

Дальнейшие события в точности повторяют после-августовский период 2008 г. с единственным отличием, что в 29-м банки никто и не думал спасать. И уже в конце 30-го вкладчики начали массовое изъятие денег со счетов, что породило волну банковских банкротств.

Не буду утомлять долгими рассказами, лишь приведу короткий перечень наиболее ярких событий и основных антикризисных мер того периода:

– в июне 1930 года принят тариф Смута – Хоули, вводящий 40%-ю пошлину на импорт (вспоминается текущая борьба с китайским импортом);

– в 1932 году в Детройте полиция и частная охранная служба Генри Форда расстреляла шествие голодающих рабочих;

– осенью 1932 г. на президентских выборах побеждают демократы с Рузвельтом во главе (и вновь знакомая картинка – победа кандидата от демократов Барака Обамы);

– март 1933 г. – третья волна банковского кризиса. Банки закрыты на неделю, в течение которой принимается программа гарантирования вкладов;

– в 1933 – 1939 гг. работает программа привлечения безработных к общественным работам. Общая численность участников составила 4 миллиона человек.

– 1933 г. Закон Гласса-Стиголла о разграничении инвестиционных и коммерческих банков;

– январь 1934 г. – «экспроприация» золота у населения. Всё золото в слитках и монетах было изъято (принудительно выкуплено) государством, разрешалось оставлять лишь на сумму не более $100 (около 4-х унций), после чего 31 января цена золота была поднята на 41%;

– 1939 г. – индекс пром.производства составил 90 % к уровню 1932 года, безработица – 17 %;

– также нужно отметить программы поддержки сельского хозяйства, здравоохранения и образования. В частности бюджетные расходы на последние две сферы были в итоге увеличены вдвое.

– и в качестве последнего штриха – Бонни и Клайд в качестве национальных героев Америки – настолько возросла непопулярность банкиров (и вновь можно провести параллель с «Оккупируй Уолт-стрит»!).

Нил Бергер напишет про Бонни и Клайда.

Единой версии о причинах Великой депрессии так и не нашлось, но наиболее популярными теориями являются следующие:

  1. Кейнсианское объяснение – нехватка денежной массы, привязанной к золотому содержанию;
  2. Монетаризм – кризис вызвала денежная политика ФРС (не обеспечили поддержку банков);
  3. Марксизм – кризис перепроизводства.
  4. Биржевой пузырь;
  5. Стремительный прирост населения;
  6. Первая мировая война (американская экономика была сначала «накачана» военными заказами правительства, каковые затем резко сократились);
  7. Маржинальные займы – посредством приобретения акций за 10% от их стоимости, но с маржевым требованием в «нагрузку» (возврат займа в течение 24-х часов). 24 октября 1929 нью-йоркские брокеры, выдавшие маржинальные займы, стали массово требовать уплаты по ним.
  8. Также одним из факторов, подстегнувших наступление Великой депрессии, называют закона Смута-Хоули, увеличившим цены на дешевый импорт, и в свою очередь, снизившим покупательную способность населения.

На мой взгляд, п. 2,7 и 8 – не причины, но следствия, а п.3 и 6 – суть одного и того же явления. Но, как бы то ни было, все из указанных причин имели место и, фактически, являются описанием граней события. Чем-то всё это напоминает известную философскую притчу о слепых мудрецах, ощупывающих слона….

Как бы то ни было, но наибольший интерес в поиске первопричины дает нам кейнсианская версия – нехватка денежной массы. При этом привязка к золотому содержанию не имеет существенного значения, и кризис 2008 наглядно это демонстрирует. Проблема заключена в том, что монетарная политика государств (как тогда, так и сегодня), жестко ограничивающая увеличение денежной массы, это и есть то зло, тот механизм, раз за разом приводящий к финансовым кризисам.

Т.е., если мы зафиксируем некий момент экономического состояния общества с товарной массой Т и денежной – Д, то получим условное равенство Т = Д. Но уже в следующий момент товарная масса начинает расти, вызывая необходимость роста и денежной массы, каковое происходит лишь в случаях, связанных с притоком богатств из внешнего окружения общества или серьезных трат самого государства. И до тех пор, пока этот приток обеспечивает рост денежной массы пропорционально росту товарной, экономика общества растет и развивается. Но как только, указанные поступления, по каким либо причинам, ограничиваются (или прекращаются вовсе) – тут же начинается финансовый кризис.

Проблема усугубляется приростом населения (версия 5). В принципе, она является следствием основной проблематики, поскольку также выражает необходимость пропорционального (по отношению к населению) роста товарной массы, дополнительного к росту, связанному с технологическим развитием.

Если брать конкретные факторы, повлекшие за собой эпоху Великой депрессии, то логика развития событий в нашем варианте выглядит следующим образом:

Первая Мировая войны, ознаменовавшая завершение колониальной эпохи, разрушила и перекроила множество финансово-экономических связей. Из общего рынка выпали такие крупные участники как Россия и Китай. Революционное движение по всему миру заставило бывших колонизаторов уменьшить свои аппетиты. Всё это привело к тому, что европейские государства оказались без колониальных «кормушек».

И всё это на фоне резких сокращений государственных затрат на вооружение. Т.е. за годы войны по всему миру были открыты тысячи предприятий военного назначения, на которых трудились миллионы рабочих, и все они практически одномоментно резко снижают обороты производственной деятельности…. Этот фактор объясняет нам, почему именно в США и в Германии кризис проявил себя в наибольшей степени.

Можно констатировать, что основой кризиса эпохи Великой Депрессии послужили два фактора: нарушенные войной и новым геополитическим развитием мира внешнеэкономические связи (внешний фактор), а также резкое снижение государственных (в основном, военных) затрат (внутренний фактор). Эти факторы привели экономики ведущих стран к денежному «обескровливанию», в той или иной мере сказавшемуся на всех странах с рыночной экономикой.

Идеологи рыночной экономики напрочь отвергают необходимость увеличения денежной массы, каковая возникает в процессе развития экономики общества, ссылаясь, во-первых, на угрозу инфляционных процессов, а во-вторых, на развитую систему кредитных отношений, якобы подменяющую прямое увеличение денежной массы.

Всё это – лицемерные попытки «навести тень на плетень», каковые никогда и никоим образом не смогут выразить сколь-нибудь достаточного обоснования абсолютно прямого по своей логике утверждения: общественная денежная масса в каждый момент своего существования должна соответствовать товарной в суммарном ценовом выражении.

Но, вернемся к истории. Ниже представлен график ВВП США за период с 1910 по 1960 г.:

ВВП США в 1910-60 гг., годы Великой депрессии (1929—1939) выделены

ВВП США в 1910-60 гг., годы Великой депрессии (1929—1939) выделены

На графике можно выделить следующие наиболее яркие периоды:

1914–1929 – уверенный рост ВВП, который практически удвоился за этот период.

1929–1933 – провал почти до уровня 16-го года.

1933–1939 – восстановление до уровня 29-го года.

1939–1944 – стремительный взлет с очередным удвоением ВВП.

1944–1947 – вновь «провал», и уже в дальнейшем стабильный и уверенный рост.

В данном графическом представлении вызывает удивление период с 39-го по 44-й годы. Если 14-29 – это рост на фоне развития военной промышленности, связанного с МВ1, 29-33 – собственно кризис, 33-39 – упорная работа Рузвельта по восстановлению экономики, но откуда взялся взлет 39-44?

По идее, график 39-44 должен быть схожим с 14-29, объяснение каковому – это вывернутая «наизнанку» теория под номером 6, объясняющая причины Великой депрессии. Первая Мировая война заставила правительство США сделать крупные заказы оборонке, что по цепочке через смежников дало всплеск развития производственной деятельности со всеми вытекающими – снижением безработицы, ростом ВВП и т.д.

Но при этом, за период с 14 по 29 гг. ВВП США прибавил менее $500 млрд. (в ценах 2006 г.), т.е. увеличение составило примерно по 35 $млрд. в год, тогда как с 39 по 44 гг. – почти $1 трлн. или около $200 млрд. в год!

Откуда взялись подобные темпы в этот период?!

Для того, чтобы осознать эти космические темпы, необходимо оценить масштабы военных расходов США, осуществленных в данный период.

Во-первых, необходимо вспомнить закон о Ленд-лизе, предусматривающий помощь странам, борющихся с фашизмом, который вызвал не просто крупные заказы оборонке – это слишком слабо сказано – это были колоссальные, не имеющие аналогов в истории, заказы. Если вспомнить, что потери бирж в 29-м составили около $30 млрд., то объемы Ленд-лизовских поставок суммарно превышали $50 млрд. И это не считая расходов на собственное вооружение ….

Думается, что итоговые цифры военных затрат США в годы Второй Мировой примерно троекратно превосходили биржевые потери. Хотя, конечно же, важнейшим здесь является не столько сумма вложений, сколько их качество – деньги прямиком направлялись в производственный сектор, а не в банковские «кубышки», как это происходило, например, в 2008-2009 гг.

И тут необходимо отметить один очень интересный момент: Ленд-лизовские поставки не имели какого-либо обеспечения на момент их осуществления. Более того, эти поставки не получили покрытия и после окончания военных действий. Львиная их доля (непосредственно военного назначения) осуществлялась на безвозмездной основе, а та же часть, каковая не имела прямой военной специфики, была оплачена лишь после окончания войны, и то – лишь частично.

Например, за поставки в Британию, общий объем каковых оценивался в более чем $30 млрд., а «неизрасходованные» остатки и продукция не военного назначения – в $5.5 млрд., англичане выплатили лишь $472 млн., часть  из которых «оплачивалась» базами и прочими «спец.услугами». Попытка руководства СССР использовать сей прецедент для расчета собственных выплат, почему-то, не вызвала одобрения у США, которые затребовали на порядок большую сумму. Так при общем объеме поставок в Советский Союз, оцениваемых в $11 млрд., и неизрасходованных остатках на сумму в $2.855 млрд., Штаты затребовали выплаты $2.6 млрд. (снизив затем сумму до $1.3, затем до $1 млрд., а в итоге – до $800 млн.). Руководство же СССР, исходя из британских цифр (8.5% от суммы неиспользованных остатков и продукции гражданского назначения), предложила выплату $242 млн.[i]

BM-13 "Катюша" на "Студебеккере"

Спор о сумме тогда так ничем и не завершился. А начавшаяся холодная война и вовсе прервала его на длительный период. Лишь в 1972 году переговорщики вновь вернулись к этому вопросу. Сошлись на $740 млн., выплачиваемых до 2006 г., но после двух выплат по $24 млн. сей процесс вновь был сорван (США так и не предоставили обещанный на переговорах кредит). И лишь в начале нулевых годов, разжиревшая на дорогостоящей нефти Россия, полностью погасила Ленд-лизовские долги.

Эта история, как и приведенные цифры, крайне интересна и познавательна, но речь, в принципе, не об этом. Главное здесь заключено в том, что у США не было денежных резервов для обеспечения Ленд-лиза! Также как и не было в тот момент поступлений (оплаты) этих поставок!

А Ленд-лиз был!

И за счет чего же он осуществлялся? Напомню: в Штатах на дворе – Великая Депрессия, казна пуста, многие миллионы безработных не ведают, чем им заняться. Правительство США прикладывает просто титанические усилия в социальной сфере. А тут – взяли и сожгли в топке Второй Мировой продукцию на $50 млрд. А ВВП при этом вырос! И не просто вырос, а еще как вырос!

И вот тут и настала пора вспомнить о развитии капиталистической экономики за счет внешнего притока богатств, каковое правительство США даже не обеспечило, но лишь имитировало! Под Ленд-лизовские поставки, в США печатались доллары и передавались предприятиям. И никакой инфляции! И никаких кредитных схем! А о госдолге США того периода никто даже и не заикается!

В итоге мы получаем, что вливание в собственную экономику суммы порядка $100 млрд. (в текущих ценах это соответствует $10 трлн.) обеспечило процветание США до конца столетия. И лишь в 90-х, когда влитая денежная масса оказалась съеденной и «профуканной», стали проявляться признаки грядущего вновь финансового кризиса.

Вывод из вышесказанного, можно сказать, банальный: при отсутствии решения по привлечению внешних денежных потоков (а в условиях глобализации это, действительно, сложное решение), элементарным решением кризисных проблем будет являться имитация внешних денежных поступлений крупными госзаказами собственным предприятиям. Это позволит развить внутренний рынок и собственную производственную базу, каковые не допустят осложнений на внешних глобальных рынках.

Единственная оговорка этого утверждения связана с устойчивостью национальной валюты. Если она полностью конвертируема, то подобное решение можно смело применять без каких бы то ни было ограничений (доллар, евро, фунт, etc). Но для слабо конвертируемых валют (например, рубля), требуются дополнительные механизмы по ограничению конвертации, дабы вливаемые рубли, обращенные в доллары, не вытекали из общественной экономики. Основным механизмом (но не единственным!) подобного назначения могло бы стать постоянное укрепление рубля.

На что будут направлены вливания – вопрос «технический». Хоть Марс осваивайте, хоть колонию на Луне организовывайте (не говоря уж об огромнейшей куче проблем земного характера). Главное – сегодня необходимо резкое увеличение денежной массы в производственной сфере, и каким образом эта проблема будет решена – не имеет принципиального значения.


[i] Подробные цифры и аргументы их расчета приведены в докладной записке заместителя министра иностранных дел А.А.Громыко председателю Совета Министров СССР И.В.Сталину


Жаль, что тебя нет с нами
Мансур Гиматов
mansur_gimatov
«Будь еще в мире Россия, настоящая Россия, единая и великая Россия, защищавшая слабых, вы не посмели бы. Но её нет, её нет, и вы торжествуете.»
Муаммар Каддафи

 
 
Эти шакалы таки убили последнего льва пустыни…. Истерзан и трусливо застрелен последний романтик, унесший с собой остатки надежд на какие-либо позитивы в этом мире, на чудо, которого уже не случится никогда.
 
Львы, даже истерзанные, и даже в Гаагских клетках, чрезвычайно опасны. Потому-то они его и убили, не позволив себе насладиться всемирным кровавым судилищем.
 
«Wish you were here» флегматично напевает Pink Floyd, посвящая песню Сиду Баретту, загремевшему в наркотическом угаре в психушку.
 
И как тут, действительно, не сойти с ума? Направить в Ливию пятую колонну, а затем, выдавая ее участников за мирных жителей, разбомбить в пух и прах всю страну, мотивируя свою агрессию защитой этих самых «мирных жителей». Сколько ж тысяч мирных жителей, ребята, вы угробили, якобы, защищая их?
 
Насколько ж вы ненавидели этого человека, пойдя на подобные преступления против человечности? Разбомбить мирную страну, развязать в ней гражданскую войну, вырезать половину ее населения – и все это лишь ради того, чтобы убить Каддафи. Который задумал отказаться от американской валюты. Который спонсировал выборы Саркози (не делай добрых дел – и тебя не будут за это убивать!). Который вывел уровень жизни населения на недостижимую для всей Африки (и не только) высоту.
 
Вот, Сирию, скажем, где каждый день реально убивают десятки и сотни демонстрантов, никто бомбить не будет. А почему? А потому что Саркози им ничего не должен. И Штаты умиленно посматривают – ну, убиваете вы немножко демонстрантов, ну, бывает, не в первый раз….
 
Любопытно, что эта война не несла в себе какой-либо финансовой или политической выгоды даже для самых одиозных ее участников. Ни Европе, не способной распределить долги и прибыли и, как итог, погрязшей в финансовом кризисе. Ни Америке, каковой растущие цены на нефть эхом отзываются на больной экономике. Война была нужна лишь исламским фундаменталистам, и конкретно Саркози, которому теперь не нужно будет возвращать долги. Да не очень ясно, на какое место у Сильвио Берлускони наступил Каддафи, что тот так активно призывал к «защите мирных жителей», несмотря на явную угрозу получить массу беженцев уже на собственной территории. Но даже американцы до самого последнего момента отказывались от участия в этом неблаговидном занятии….
 
Как это ни прискорбно, но с точки зрения «разогрева» цен на нефть, заваруха в Ливии играла на руку российской стороне. Это вам не Советский Союз с его дурацкими принципами и борьбой за мир. А потому, в ответ на бомбардировки, лидеры нашей страны, лишь пожав плечами, смущенно отвернулись в сторону. Деньги не пахнут.
 
Надо отметить, что если с момента создания СССР, капитализм попытался надеть маску «с человеческим лицом», то с развалом СССР маска была моментально сорвана, и практически во всем мире расцвела вакханалия капиталистического «беспредела». Во Франции повысили пенсионный возраст, в Испании, Греции – урезают пособия и заработные платы. Эти же меры сегодня начинают обсуждать и в России.
 
Вы можете себе представить, чтобы в бытность СССР, Франция повысила бы пенсионный возраст?! Или, чтобы Штаты отказались от уже начавшейся космической программы?!
 
И это не говоря уж о войнах и бомбардировках!
 
Пока существовал СССР, власть и деньги имущие вынуждены были держать соответствующий уровень. Уровень жизни собственного населения, уровень управления обществом, уровень между выгодой и необходимостью. А сегодня корысть обуяла капитализм до такой степени, что они абсолютно потеряли реальность. О населении уже никто не думает – лишь иногда – об электорате. Ну, а с этим – всё просто: перед выборами что-то там пообещаем, а после выборов – как бог пошлет…. Ну, не получилось!... Вот, если еще раз изберете, то точно получится. Не верите?!
 
Вот такая везде демократия, подкрепленная весьма либеральными бомбардировками….
 
Прощай, Муаммар. И прости нас за то, что не смогли защитить твоих внучек и твою страну.
 
Прощай, СССР. Жаль, что тебя нет с нами….


Масштабируемая экономика
Мансур Гиматов
mansur_gimatov


В одной из работ, направленных на изучение особенностей современного менеджмента, «Пирамида сущностей реинжиниринга» утверждалось, что необходимость проведения реинжиниринга бизнес-процессов обоснована, прежде всего, общественной деформацией, вызванной переходом на новые ступени общественного развития. Другими словами, каждый шаг общества вверх по эволюционной лестнице вызывает необходимость проведения реорганизации экономических субъектов, принципы взаимодействия в которых должны претерпеть существенные изменения в новых условиях.

 

В частности, одной из задач реинжиниринга, спровоцированной ростом экономических показателей общества, и вызывающих как увеличение объемов производимой продукции, так и значительное расширение и/или быстрое изменение ассортимента, является построение «масштабируемых» предприятий.

 

Данная проблематика инициируется необходимостью сохранения управленческих связей на предприятии в период, когда рост продукции вызывает соответствующий рост собственно предприятия.

 

Завершая вступление также необходимо отметить, что указанный аспект весьма характерен в сфере информационных технологий, и в точности соответствует принципам объектного программирования, отвечающим за «масштабируемость» программного кода.

 

***

 

Наша задача – дать оценку необходимости проведения «реинжиниринга» государственных финансово-экономических институтов в условиях перехода общества на новую ступень развития.

 

 

Масштабируемое предприятие

 

Для лучшего понимания ситуации, и прежде чем мы перейдем к анализу уровня государственных институтов, рассмотрим проблематику масштабирования на примере стандартных предприятий.

 

С 80-х гг. в мире, а с конца 90-х и в России известно множество случаев, когда предприятия, переживающих бурный рост, буквально разламывались на составляющие части, которые нередко полностью растворялись в пучине рынка. По большому счету данный вопрос достаточно хорошо изучен, а возникающие задачи напоминают попытку на полностью отстроенной карточной пирамиде установить еще одну, дополнительную карту.

 

Обращаясь вновь к «пирамидальной» аналогии можно отметить, что расширение ассортимента (или объемов производимой продукции) предприятия проявляется в необходимости перестроить всю нашу пирамиду, расширяя ее снизу доверху дополнительным слоем, тогда как на эту операцию зачастую нет ни времени, ни пространства, ни материала.

Рис. 1.

 

 

Фактически получается, что для того, чтобы на 3-х уровневой пирамиде (цифра, конечно же, условная) разместить еще один «кирпич» (пирамида 1, Рис.1), необходимо сбоку добавить 3 дополнительных блока (пирамида 2, Рис. 1). И при этом, если у вас вдруг, по какой-то причине возникнет необходимость установки еще одного блока, то добавлять сбоку уже придется 7 элементов конструкции (пирамида 3, Рис.1), т.е. даже больше, чем было в пирамиде изначально.

 

А если рост еще больший? (вопрос, казалось бы, риторический, но нам еще придется к нему вернуться)

 

Применительно к производственной деятельности добавление каждой новой единицы в структуре предприятия (например, цеха) вызывает необходимость расширения бухгалтерии, кадровой и маркетинговой службы, складских помещений и т.д. и т.п. – т.е. буквально все звенья производственной и управленческой цепочек требуют укрепления и реорганизации.

 

Если теперь мы обратимся к схеме нашего предприятия, но построенного с учетом принципов масштабирования, то получим следующее (Рис. 2):

 Рис. 2.

 

  

Несколько пояснений к схеме:

 

Производственные процессы 1-3 пирамиды 1 (Рис. 1) выделены в отдельные бизнес-процессы, которые через общее информационное поле взаимодействуют с торгово-управленческим основанием (Рис. 2). Фактически здесь можно говорить о прямом

взаимодействии (по принципу «черного ящика»), когда «основание» дает заказ на производство продукции «процессу», и в точно оговоренное время получает результат. И обратной связи, когда уже «процесс», испытывая определенные трудности (например, кадровые), дает задание «основанию» с получением результата через определенный период. Никаких других (назовем, «не производственных») взаимодействий, которые в обычном состоянии зачастую насыщены эмоциональным негативом, здесь не происходит.

 

Проводя сравнение пирамиды 1 на Рис.1 и не закрашенной части схемы на Рис. 2, мы не получим какого-либо однозначного результата. В большинстве случаев реализация первого варианта – менее затратна, а в некоторых – и более эффективна. Но безусловный выигрыш мы начинаем получать с момента, когда появляется необходимость добавления процесса 4, и тем более 5. Вот здесь все наши дополнительные затраты по реализации второго варианта многократно окупятся.

 

Снижение затрат, конечно, дело благородное, но главный эффект масштабируемого предприятия заключен несколько в ином. Дело в том, что предприятие, реализованное по схеме 1, с большой вероятностью будет вынуждено остановить процессы 1-3 в момент добавления 4 и/или 5. Т.е., мало того, что прямые затраты на реализацию новых процессов будут существенными. Мы получаем еще и потери – прямые и косвенные – от остановки работающих процессов, зачастую необратимые – выраженные в потере клиентов и т.п. А если учесть, что известно множество случаев, когда подобные «расширения» предприятий приводили к его гибели, то очевидность реинжиниринга предприятия до момента его расширения становится безусловной.

 

 

Масштабируемая экономика

 

В литературе, обращенной к проблемам современного менеджмента, зачастую используются интуитивно-понятные, но не исследованные до, хотя бы какого-то логического осмысления, термины, такие как – «государство-церковь», «государство-армия», «государство-предприятие».

 

Запомнилось, как попытка использовать в одной из дискуссий термина «государство-предприятие» в качестве основополагающего аргумента, наткнулась на резкое возражение, что это не более, чем условность, каковых в нашем мире, увы, более, чем достаточно.

 

Насколько вообще правомочно использование подобных терминов? Сразу хочу оговориться, что в рамках изначально поставленной задачи, наши рассуждения-исследования касаются только одного из указанных терминов, а именно – «государство-предприятие».

 

И последний штрих: использование такого обобщения как «государство-предприятие» несуразно, применительно к различным финансово-экономическим системам. Одно дело – плановая экономика СССР, в рамках которой термин «государство-предприятие» вполне уместен. И совершенно иное – рыночная экономика, где более уместно «государство-рынок» («государство-базар»?). Несмотря на долю сарказма приведенной терминологии, здесь нет никакой политической (или какой иной) подоплеки. Лишь с целью подчеркивания сущности различий экономических систем, и избегания прямой тавтологии, которая потребовала бы и в первом случае оперировать термином «государство-план». В данном случае мы будем использовать термин «рынок» в качестве одного из направлений торгово-производственной деятельности (как вариант одного из предприятий) со своей спецификой развития.

 

Итак,

 

«Государство-предприятие» плановой экономики

 

Легитимность использования термина «государство-предприятие» в рамках, применительных к СССР, подчеркивается наличием единого органа экономического управления страны, каковым был Госплан СССР. Советский Союз был, действительно, единым, масштабным предприятием, эффективность которого на начальном этапе деятельности была очень высока. О последнем нам говорит неумолимая статистика, в цифрах которой СССР к середине 60-х гг. практически по всем основным показателям производственной деятельности делил 1-2 места с США. Ни до перехода к «плану», ни после – мы даже близко не подходили к подобным показателям.

 

Резонный вопрос: как же получилось тогда, что эффективная на начальном этапе плановая экономика буквально развалилась в течение небольшого отрезка времени?

 

А ответом на этот вопрос нам и служит предыдущий раздел «Масштабируемое предприятие». Строгая пирамидальная форма структуры предприятия «СССР» сослужило крайне негативную службу в период резкого увеличения ассортимента производимой продукции. Государство-предприятие «СССР» можно поставить во главе черного списка множества организаций, сгинувших в пучине конкурентной борьбы в переходный период к новой общественной формации.

 

Здесь и будет уместным вспомнить наш риторический вопрос о большем количестве уровней. Представляете, какое количество уровней должны поменяться в рамках «государства-предприятия»!? К каким колоссальным изменениям в цепочке от каждого предприятия и до Госплана должно приводить появление только одного вида новой продукции! А если учесть, что руководство страны осуществлялось еще и на партийной основе, т.е. помимо административного управления в лице Госплана, директивы шли и от партийных органов (поймите меня правильно – я не критикую собственно директивы – они могли быть как негативными, так и позитивными – речь идет лишь об увеличении количества уровней за счет партийной структуры), то становится ясным, насколько гибельной, оказалась роль используемой в СССР управленческой структуры с точки зрения развития производственной деятельности предприятия «СССР».

 

Т.е. не военная промышленность, избыточность которой принимается за основной вариант ответа в поисках виновника развала СССР, не гнусные происки ЦРУ, обеспечивших снижение цен на нефть в канун собственно развала, но лишь инфантильная управленческая структура, которая ничего не смогла изменить ни в производственной сфере, ни в собственной организации в тот период, когда эти изменения были жизненно важны для всего государства.

 

Конечно, оба из указанных факторов, внесли свою лепту на весы истории, но ни тот, и ни другой не являются ни основным, ни даже значимым в полученном когда-то результате.

Еще одним фактором, негативно повлиявшим на ситуацию, явилось практически полное отсутствие общего информационного поля, заполнение которого возлагалось на ЦСУ СССР. Трудно сказать, что явилось источником столь легкомысленного отношения к данному направлению деятельности, – то ли мания сверхсекретности, то ли недооценка значимости (мол, танки мы и так посчитаем, а ложки-вилки – не столь важно), – но факт – есть факт. Мало того, что статистические данные ждали годами, так и расхождение с реальностью на порядок-другой никого не удивляло.

 

Ну, а итоги всего этого, столь безалаберного отношения к менеджменту как таковому, – описывать никому не надо….

 

«Государство-рынок» рыночной экономики

 

Так уж получается, нравится это кому-то или нет, но к проблематике масштабирования структура рыночной экономики оказалась существенно более приспособленной. Экономическое управление подобной структурой, а вернее, его отсутствие, в итоге благоприятно сказалось на развитии общественных субъектов. Также, не без потерь, но утонувших в экономическом шторме, пронесшегося над всем миром, тут же заменили новые и более крепкие бойцы.

 

Так, что – «рынок» лучше «плана»?

 

С точки зрения исторических фактов можно сказать, что в условиях перехода к постиндустриальному обществу рыночная экономика проявила себя намного эффективнее, чем плановая. От себя лишь хочу добавить субъективную точку зрения, что отсутствие управления оказалось лучше управления худого.

 

А так, закаленные в конкурентных битвах рыночные предприятия, практически и не заметили дополнительной нагрузки, вызванной необходимостью построения масштабированных предприятий. Притом что отсутствие управленческих связей, уходящих на уровень государственного управления (как в СССР), не позволило затронуть их никаким негативным факторам, тогда как количество производимой продукции регулировалось банальным спросом, растущим в тот период во всем мире.

 

Но, с другой стороны, а как же мировой финансовый кризис? Если «рынок» столь эффективен, то откуда взялось сие явление? И не кроется ли вновь в этом кризисе проблематика масштабированной экономики?

 

Вы таки будете смеяться, но это вновь та же проблема, возникшая, так сказать, на реверсном ходе синусоиды общественного развития!

 

На чем «погорел» СССР? Если коротко, то на переходном этапе к постиндустриальному обществу, характеризующимся высокой степенью внедрения автоматизированных и роботизированных производственных линий, а также колоссальным увеличением объемов продукции и ее ассортимента, управляющий экономический агрегат СССР не смог перестроиться, а потому – лишь наращивал количественно управленческие связи, не создавая предпосылок для качественных изменений. В итоге, их рост перестал быть регулируемым, что и привело к потере управления системой. Экономика рухнула под тяжестью растущих друг на друге управленческих блоков, в самом минимальном объеме не справляющихся с «естественными» задачами управления.

 

И что происходит сегодня? Вновь переходной период. На сей раз от постиндустриальной к информационной эпохе. Ее характерной особенностью должно стать появление глобальной мировой финансово-экономической системы, базирующейся на не менее глобальных системах информационных. При этом производственная база, каковая должна наладить массовый выпуск новой продукции, она практически уже создана. Т.е. с выпуском технических устройств – проблем нет – сколько нужно и какие нужно – в любой момент. А основной продукт, в массе своей – информационный, более требователен к человеческому «материалу», чем к производственной базе. И таким образом, проблемы, связанные с увеличением производственных мощностей и наращиванием продукции, которые мы имели на стадии перехода к постиндустриальной эпохе, просто-напросто отсутствуют. Но, возникли другие.

 

С позиции глобальной системы субъектом ее деятельности является каждое из государств, участвующее в этой системе. И с этой точки зрения, каждый из субъектов обязан провести унификацию своего участка – привести его к единому стандарту, который на данный момент отсутствует.

 

Например, глобальная финансовая система, каковую в первую очередь затронули кризисные проявления, требует унификации валютных взаимоотношений. До появления евро роль единого валютного стандарта выполнял доллар США. Хорошо ли, плохо ли, вопрос отдельный, но со своими «обязанностями» в качестве унификатора вполне справлялся. Но уже евро потянул одеяло на себя – и валютная система вошла в клинч, в котором каждый из участников пытается получить сиюминутную выгоду.

 

На данный момент валютная система работает по принципу «лебедь, рак и щука». И если к нашей основной конкурентной паре доллару и евро добавится китайский юань (о чем просто настаивают США!!!), завершая формирование трио крыловской басни, то валютная система окончательно рассыпется.

 

Мировой валютной системе требуется единая мировая валюта. Но поскольку этап, на котором данную роль играла одна из национальных валют, мир «благополучно» проскочил (введение евро необратимо, также как и усиление других участников валютной системы), то в этом качестве должна выступить новая сущность. И до тех пор, пока этого не произойдет, мир так и будут сотрясать «валютные войны», сопровождающиеся стагнацией большинства национальных экономик.

 

***

 

Так уж получается, что принцип конкурентной борьбы свободного рынка, сыгравший позитивную роль при переходе на стадию постиндустриального общества, неожиданно развернул свое оружие против своих же участников. Именно он стал основным негативным фактором в деле формирования глобальной мировой финансовой системы на следующем этапе общественного развития – при переходе к мировому информационному сообществу.

 

Фактически, мы вновь получаем процессы масштабирования экономической деятельности, которые на новом этапе проходят не по пути преобразования из пирамидальной формы в гибкую систему с устойчивыми взаимосвязями, но по обратному пути, а именно от гибких форм к устойчивой пирамиде, основа которой ложится уже на всё мировое сообщество.