Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Мансур Гиматов

Миссия эмиссии

Банально, но наша жизнь во всем взаимозависима: мы меняем технологии, а технологии меняют нас, и это вновь ведет к необходимости получения новых технологий, каковые вновь повлияют на нас самих... Всё это – действие стандартного природного принципа «борьбы противоположностей», где мы и технологии исполняем роль двух противоположно взаимодействующих рычагов: мы поднимаем технологии, а технологии поднимают нас. А итогом всей этой борьбы являются переходы на новые общественные уровни, с организацией новых систем общественного взаимодействия.

Следует отметить, что не все сферы общественной деятельности, не все общественные институты развиваются одинаково быстро. Замшелый консерватизм некоторых из них порой превращается в шлагбаум на пути общественного развития, и только уткнувшись в него, мы обращаем внимание на эту закостенелую помеху.

Одной из самых консервативных общественных сфер является денежная система. Оно и не удивительно, менять ее – источник накопленного богатства для одних и инструмент выживания для других – можно/нужно лишь в случаях крайней необходимости. И в связи с этим зададимся вопросом, а когда она наступает эта необходимость? И что считать подобной необходимостью? К примеру, нынешний кризис – это необходимость или нет?

Чтобы попытаться ответить на эти вопросы, предлагаю проследить за развитием денежной системы, ее изменениями в истории человечества.

Скорее всего, период развития денег от «ракушек» и до золотых монет был самым длительным в истории человечества. Изучать его – по причине отсутствия достоверных сведений – чрезвычайно сложно. Да и с точки зрения современных проблем он нам и не очень-то интересен. Потому сразу перейдем к моменту зарождения золотых монет.

История утверждает, что первые золотые монеты появились в Лидии (западная Турция) в 6-м веке до н.э., а в дальнейшем распространились по всему Средиземноморью, и особенно, в древней Греции и Риме.

Зададимся вопросом: а какие причины толкнули человечество к чеканке именно золотых монет? Думаю, что многие на этот вопрос ответили бы чрезмерно современно, ссылаясь на химическую инертность золота, а также на его «эталонность» при использовании в качестве денег. Т.е. золотое содержание денег и редкость золота в природе не допускают их чрезмерного выпуска, что гарантирует от некой избыточности денежной массы.

Но думали ли наши предки об «эталонности» и избыточности? Подозреваю, что нет. Скорее всего, единственной причиной (помимо «удобных» химических свойств), которая толкнула царей Лидии к чеканке золотых монет, являлась защита от подделок. Золото – привилегия царской казны – в обиходе среднего жителя встречается крайне редко. К тому же устройство для чеканки в ту эпоху – еще один мало распространенный механизм, а уж совокупность и того, и другого имела и малое распространение, и к тому же достаточно легко вычислялась в случае появления даже намеков на что-либо подобное.

Наша версия подтверждается и еще одним моментом – уже из жизни средневековой Европы. Открытие Америки и наплыв золота из заморских краев привели к колоссальной инфляции в средневековой Испании и в Европе в целом. Иными словами, ни о какой золотой «эталонности» денег в тот момент никто и не думал! Никто и не помышлял ограничивать хождение вновь добытого-привезенного золота из Америки. И, напомню, что это происходило уже в 17-м веке нашей эры – много веков спустя Лидии!

В качестве вывода из сказанного: даже золотое содержание денег не всегда спасает нас от неприятных эксцессов, связанных с работой денежной системы. И это намек «для подумать» приверженцам всевозможных энергетических и прочих привязок денег. Денежная система не нуждается в привязке ни к золоту, ни к энергетическим продуктам, ни к чему иному, за исключением используемой товарной массы.

Но вернемся к истории.

Следующий этап развития денег – переход к бумажным деньгам. Первыми к ним перешли, естественно, китайцы. И не только потому, что именно они являются изобретателями бумаги, но в основном потому, что многосотмиллионная армия китайских экономических субъектов не имела и не могла иметь соответствующего количества золотых и серебряных монет. На мой взгляд, именно эта особенность – постоянная нехватка денежных средств в Китае – сформировала известный всему миру китайский менталитет – «привычка» к бедности и желание трудиться даже за малую плату.

Как бы то ни было, первое упоминание о бумажных деньгах историки относят аж к 1-му веку до н.э. И хотя на государственном уровне переход на бумагу состоялся лишь в эпоху Тан при династии Сан (примерно 1000 лет назад), все равно это произошло намного раньше, чем в Европе и Америке.

Собственно переход на бумажные деньги в Китае практически совпал с достижениями в искусстве печати. Каждая банкнота содержала высокохудожественные изображения зданий, деревьев и людей. При печати применялись красные и черные чернила, на каждой банкноте стояли печати эмитентов и конфиденциальные отметки. И это неслучайно. Как и в случае с переходом к золотым монетам – основным мотивом служила защита денег от подделок и воспроизведения.

Первое использование бумажных денег в Европе, скорее, дело «несчастного случая», чем естественного развития. Длительная осада испанскими войсками Нидерландского Лейдена привела к тому, что его жители начали использовать бумажные «монеты» – вырезанные из обложек церковных книг бумажные пластины. Шел 1574 г.

Первая же попытка «естественного» перехода к бумаге состоялась почти на 100 лет позже в Швеции. В июле 1661 г. Иоганн Палмструх, основавший Стокгольмский банк, предложил новую денежную единицу – временную кредитную бумагу. К сожалению, Палмструха постигла неудача: вскоре у банка возникли проблемы из-за того, что купюр было выпущено слишком много. Директора банка привлекли к суду и приговорили к тюремному заключению.

Вообще говоря, процесс перехода к бумажным деньгам оказался крайне сложным, длительным и неприятным. Почти 2 века Европу и Америку лихорадило от этого нововведения.

Банк Англии, созданный в 1694 году по инициативе Уильяма Паттерсона выпустил банкноты Goldsmithnotes (вексель), дальнейшее развитие которых по "Рестрикционному акту" от 1797 г. освобождалось от размена на золото, тем самым обретая полноценную функцию бумажных денег. Но в 1820 г. размен банкнот на золото был восстановлен.

Во Франции бумажные деньги появились в 1703 году во время правления Людовика XIV. В 1776 году был учрежден банк "Касса коммерческого учета ", которому был поручен выпуск банкнот, предназначенных для покрытия государственных расходов. К 1795 сумма ассигнатов составляла 40 млрд. ливров, и в феврале 1797 года они были аннулированы, после чего Франция вернулась к металлическому денежному обращению. Лишь во время франко-прусской войны (1870-1871) правительство Франции расширило выпуск банкнот и объявило их неразменность. Банкноты из векселей превратились в бумажные деньги.

В Северной Америке первые бумажные деньги были выпущены в начале 1690-х годов.  Массачусетская колония выпустила банкноты для постоянного обращения. Во время борьбы английских колоний за независимость Конгресс штатов в 1775 году принял постановление о выпуске «континентальных денег» на 3 млн. долларов. К 1779 их сумма превысила 240 млн. долларов. "Континентальные деньги " были ликвидированы 18 марта 1780 года путем девальвации с отсрочкой обмена на 6 лет и использованием пятипроцентных облигаций. Во времена гражданской войны 1861-1865 гг. правительство США вновь осуществило эмиссию бумажных денег, напечатав знаки зеленого цвета – «гринбеки», каковые вновь были обесценены. А окончательный переход к бумажным деньгам в США зафиксирован лишь Президентским Указом Франклина Рузвельта от 5 апреля 1933 (!) г. Документ предусматривал наказание в виде штрафа 10 тысяч долларов или 10 лет тюрьмы любому, кто будет держать у себя более 100 долларов золотом, а не банкнотами....

Этот исторический материал дает нам пищу для анализа и возможности для выводов. Во-первых, отметим, что переход от золота к бумаге заставил ошибаться буквально всех («никто не прыгнул с первого раза»). Все допустили ошибки в объемах эмиссии, что заставляло впоследствии начинать процесс заново или почти заново. А во-вторых, объемы эмиссии вновь говорят нам о том, что об эталонности денег никто тогда (даже тогда!) не думал. Все выпускали сколько хотелось или «требовалось» обстоятельствами – от жадности или широты замыслов – но не угадал ни один.

А теперь внимание – что же произошло в момент осознания собственной ошибки? Правильно – человечество из одной крайности кинулось в другую. Обжегшись на молоке – дуем на воду. Если нельзя печатать денег сколько хочется – мы вообще не будем их печатать, только под кредитный займ!

Так родилась кредитная эмиссия...

Фактически ее становление произошло на стыке 1800-ых и 1900-ых гг. И она практически сразу же продемонстрировала себя во всей красе мощнейшими вспышками экономических депрессий в США и Германии, выход из которых обеспечила лишь необходимость производства огромнейшего объема военной техники для ВМ2. Отбросив финансовые предрассудки, Рузвельт заключил многомиллиардные контракты по Ленд-лизу, каковые на долгое время обеспечили экономику США финансовым ресурсом.

Еще раз, медленно... Никаких средств по Ленд-лизу в США не поступало, тогда как их объем составлял более $50 млрд., что по самым скромным меркам превышает цифру $5 трлн. в современных ценах (добавьте сюда еще столько же на оснащение собственной армии и флота). Но, тем не менее, правительство США передавало заказы предприятиям и оплачивало их. Фактически, это прямое включение печатного станка (каковое, по мнению современных финансовых идеологов, должно привести к гиперинфляции). Эмиссия, прямо и непосредственно нарушающая все основные постулаты кредитной эмиссии. И именно этот исторический факт не только вывел экономический мир из депрессивного состояния, но и на долгие годы обеспечил его процветание и развитие. Вплоть до 90-ых годов прошлого столетия рыночная экономика не знала серьезных проблем, каковые, конечно же, не исчезли, но лишь затаились...

Отметим также, что к 80-м начала формироваться уже новая денежная система – электронно-виртуального характера, каковая чуть позже в историческом периоде сменит бумажную. И появление электронных денег оказало на мировую экономику двойственное влияние. С одной стороны, позитив в виде мгновенных транзакций, которые фактически устранили влияние такого параметра как «период денежного обращения». Но с другой стороны, ведущийся переход к новой денежной системе настолько мощно увеличил объемы товарной массы (только среди «прямых» товаров – банкоматы, кардридеры, системы обслуживания кредитных карт...), что оценить даже знак влияния этого процесса на мировую экономику весьма сложно.

В итоге можно констатировать, что финансовая система оказалась под давлением двух противоположных сил: с одной стороны, кредитная эмиссия практически поглотила все денежные запасы, порожденные еще Ленд-лизом, и этому способствовал широчайший рост товарного производства, вызванный, в том числе, и появлением электронных денег. А с другой стороны, широко шагнувшие в обиход электронные деньги, повысив скорость транзакций, несколько снизили требования к объемам денежной массы. В итоге финансовая система оказалась в ситуации шаткого равновесия, падение в которой могло произойти в любой момент.

Первый «толчок», каковым оказался кризис платежеспособности развивающихся стран, произошедший еще в начале 80-х, система выдержала. В августе 1982 г. Мексика, а вслед за ней и ряд других развивающихся стран, заявили о невозможности осуществлять долговые платежи по графику и обратились к кредиторам с просьбой о реструктуризации долга. О своей неплатежеспособности за короткий срок объявило более 40 стран, в том числе и крупные должники. Кризис платежеспособности принял глобальный характер. Только к концу 1987 г. после того как банки сформировали крупные резервы для обеспечения подобных долгов, кризис утратил глобальную угрозу.

А что, собственно говоря, произошло?

Поймите правильно: «кредитная эмиссия» лишь называется эмиссией. На самом деле она выполняет функцию ремиссии – уничтожения денежной массы. Банк берет кредит у ЦБ (собственно эмиссия), но затем обязан вернуть кредит вместе с процентами (ремиссия денег, поскольку возвращается всегда больше, чем берется). И совершенно неважно, что происходит с деньгами в период между этими двумя временными точкам – сама кредитная система ведет к постоянному снижению объемов денежной массы.

Сразу отмечу, что помимо кредитной эмиссии, имеется еще валютная эмиссия. Т.е. заработанная на экспорте валюта обменивается на новые рубли (если в качестве примера смотреть на Россию), каковые вливаются в национальную экономику. Другими словами, если в той или иной стране развито производство чего-либо идущего на экспорт, то валютная эмиссия может перекрыть давление кредитной. Но если экспорт не развит... извините, «вас здесь не стояло»....

Естественно, что в ситуации начала 80-х, развивающиеся страны оказались «слабым звеном», в финансовой системе. Экспорт близок к 0, импорт, в том числе и с целью развития, под который и шли кредиты в МВФ, востребован. И при этом собственный рынок развит слабо, т.е. организовать что-либо противостоящее постоянно нарастающему финансовому гнету, просто невозможно.

Где слабо – там и рвется.

Но сей момент послужил лишь предтечей для дальнейшего развития событий.

Развивающиеся страны – это всего лишь бедные родственники, каковые попали под раздачу. Если же взглянуть на ситуацию с позиции системообразующих факторов, то отчетливо видно, что узлом, несущим основную финансовую нагрузку, является собственно банковская система.

Итак, банки берут кредиты в ЦБ, каковые надо возвращать. При этом, не забываем, что им еще и на самих себя надо потратиться. Иными словами, каждый кредит должен принести такой доход, который покрыл бы ставку рефинансирования плюс собственные издержки, включая налоги, зарплаты, аренду помещений и т.д. и т.п.

Как обеспечить доход?!

Фактически, решение, которое банковская система применила, является самым обычным подлогом. Кредиты стали получаться не под деньги, но под различные банковские активы – ценные бумаги (создаваемые теми же банками), вторичные бумаги, их производные – буквально всё пошло в ход.

И еще раз медленно: обеспечением для получения новых денежных кредитов в ЦБ, служили сфабрикованные бумажки, многие из которых вообще ничего не стоили. Но и этого оказалось мало. «Ценные» бумаги пустили на биржу. Где постоянно, день за днем банки с усердием наращивали на них цены. И с новой – более высокой – ценой эти бумаги вновь служили основанием для получения кредитов в ЦБ....

Как вы думаете, как долго могло это продолжаться?...

Закончилось всё в июле 1997 г. событием, получившим название «Азиатский кризис». А что случилось? Да ничего особенного. Просто запредельная цена бумажек оттолкнула от себя некоторое количество покупателей, и эта ситуация нарастающей лавиной хлынула на биржу. Все продавали. А покупать, почему-то никто не хотел... И в этой ситуации я даже не стал бы искать того «первого», кто отказался покупать. Он просто оказался чуточку умнее остальных.

Но каков итог? В банках – активы в 0, денег нет и новых кредитов уже не получишь, а старые кредиты ЦБ, как и вложения вкладчиков надо возвращать! И это не говоря уж о различных фондах, таких как пенсионный, например, содержимое коих также находится в банках....

Конечно же, под раздачу вновь попали «бедные родственники» в лице Индонезии, Аргентины, России... Но это уже мелочи.

История на этом не заканчивается. Поскольку банки поняли, что ценными бумагами не прокормишься, они несколько разнообразили свои интересы-аппетиты. Банки буквально ворвались на рынок недвижимости, мгновенно обрушив его запредельно взлетевшими ценами. Вторгшись на товарно-сырьевую биржу, взвинтили до предела цены на сырье. И везде, и всюду итог был един – крах, разрушение, кризис...

А что же происходит сегодня? А сегодня ситуация несколько изменилась. Поняв всю безысходность политики взвинчивания цен, «жирные банковские коты» перешли к тактике отстрела слабых. Играем в игру «захвати свой стул», объединив ее с русской рулеткой. Успел сесть на стул, то бишь, получить прибыль (за счет другого банка!) – молодец – играешь дальше. Нет... извини... Боливар не вывезет двоих...

В этой ситуации банковская система начнет (уже начала!) стремительно сокращаться. Фактически это должно привести к тому, что в каждой национальной экономике сохранится лишь 1-2-3 банка, скорее всего, государственных, каковые начнут пополнять собственные средства за счет государственных вливаний. На фоне общей экономической стагнации всё это выглядит крайне безрадостно и бесперспективно.

Поймите меня правильно: несмотря на негативное отношение к методам, применявшимся банковской системой для разрешения создававшейся ситуации, в лице денежного подлога, взвинчивания цен и раздувания мировой инфляции, я не склонен обвинять ее в этих действиях. Это сродни обвинениям к голодному, который хочет кушать, а потому кушает, даже если ему сказали «нельзя».

Но суть в том, что эта ситуация – системная! До тех пор, пока мы не избавимся от кредитной «эмиссии», она неизбежна. Кредитная эмиссия – это система, порожденная в первую очередь психологическими факторами и крайностями. Как первые денежные эмиссии, основанные на неограниченном выпуске денег, бросали нас в инфляционную модель экономического развития, так и ее противоположность – кредитная эмиссия втягивает нас на иную сторону от шаткого равновесия – дефляционную модель экономического [с позволения сказать] развития.

Это просто поразительно: почти три века существования бумажных денег проистекали в ситуации двух крайностей, не находя золотой середины! Уже подошли к этапу перехода в новую систему электронных денег, а точка опоры-равновесия до сих пор не найдена!

Эмиссия денег (любых денег!) обязана поддерживать равновесное состояние между товарной и денежной массами. И это единственный принцип, каковой необходимо выдерживать с целью экономического развития. При этом механизмы определения притока товарной массы уже достаточно давно созданы. На работе этого механизма основана, например, система сбора НДС.

В качестве же дополнительного фактора существования денег должна стать ее защита от подделок и подмены, что было понято еще тысячелетия назад.

Миссия денежных вливаний – это создание рычага экономического развития общества, оптимизация размера которого должно встать во главу всех помыслов и идей. Мы не имеем права на случайное развитие, подобно Ленд-лизовскому. А любое проявление как дефляционных, так и инфляционных процессов гласит о том, что размер рычага подобран неверно.
Мансур Гиматов

Уроки Великой Депрессии

Не любим мы историю. Казалось бы, вот событие, каковое в значительной степени напоминает нам кризис текущий. Что происходило тогда? Как и чем завершилась предыдущая кризисная эпоха? Что из происходящего тогда можно взять на вооружение сегодня? Нет, единственный «вывод», эхом шелестящий по просторам инета, – кризис всегда завершается войной….

***

В черный четверг 24 октября 1929 года на фондовой бирже США началась паника, завершившаяся крупнейшей распродажей акций. В течение последующей недели было распродано более 40 млн. акций, а совокупная оценка биржевых потерь составила около $30 млрд.

1929 - "Чёрный четверг" и начало Великой депрессии в США. 28 октября)

Дальнейшие события в точности повторяют после-августовский период 2008 г. с единственным отличием, что в 29-м банки никто и не думал спасать. И уже в конце 30-го вкладчики начали массовое изъятие денег со счетов, что породило волну банковских банкротств.

Не буду утомлять долгими рассказами, лишь приведу короткий перечень наиболее ярких событий и основных антикризисных мер того периода:

– в июне 1930 года принят тариф Смута – Хоули, вводящий 40%-ю пошлину на импорт (вспоминается текущая борьба с китайским импортом);

– в 1932 году в Детройте полиция и частная охранная служба Генри Форда расстреляла шествие голодающих рабочих;

– осенью 1932 г. на президентских выборах побеждают демократы с Рузвельтом во главе (и вновь знакомая картинка – победа кандидата от демократов Барака Обамы);

– март 1933 г. – третья волна банковского кризиса. Банки закрыты на неделю, в течение которой принимается программа гарантирования вкладов;

– в 1933 – 1939 гг. работает программа привлечения безработных к общественным работам. Общая численность участников составила 4 миллиона человек.

– 1933 г. Закон Гласса-Стиголла о разграничении инвестиционных и коммерческих банков;

– январь 1934 г. – «экспроприация» золота у населения. Всё золото в слитках и монетах было изъято (принудительно выкуплено) государством, разрешалось оставлять лишь на сумму не более $100 (около 4-х унций), после чего 31 января цена золота была поднята на 41%;

– 1939 г. – индекс пром.производства составил 90 % к уровню 1932 года, безработица – 17 %;

– также нужно отметить программы поддержки сельского хозяйства, здравоохранения и образования. В частности бюджетные расходы на последние две сферы были в итоге увеличены вдвое.

– и в качестве последнего штриха – Бонни и Клайд в качестве национальных героев Америки – настолько возросла непопулярность банкиров (и вновь можно провести параллель с «Оккупируй Уолт-стрит»!).

Нил Бергер напишет про Бонни и Клайда.

Единой версии о причинах Великой депрессии так и не нашлось, но наиболее популярными теориями являются следующие:

  1. Кейнсианское объяснение – нехватка денежной массы, привязанной к золотому содержанию;
  2. Монетаризм – кризис вызвала денежная политика ФРС (не обеспечили поддержку банков);
  3. Марксизм – кризис перепроизводства.
  4. Биржевой пузырь;
  5. Стремительный прирост населения;
  6. Первая мировая война (американская экономика была сначала «накачана» военными заказами правительства, каковые затем резко сократились);
  7. Маржинальные займы – посредством приобретения акций за 10% от их стоимости, но с маржевым требованием в «нагрузку» (возврат займа в течение 24-х часов). 24 октября 1929 нью-йоркские брокеры, выдавшие маржинальные займы, стали массово требовать уплаты по ним.
  8. Также одним из факторов, подстегнувших наступление Великой депрессии, называют закона Смута-Хоули, увеличившим цены на дешевый импорт, и в свою очередь, снизившим покупательную способность населения.

На мой взгляд, п. 2,7 и 8 – не причины, но следствия, а п.3 и 6 – суть одного и того же явления. Но, как бы то ни было, все из указанных причин имели место и, фактически, являются описанием граней события. Чем-то всё это напоминает известную философскую притчу о слепых мудрецах, ощупывающих слона….

Как бы то ни было, но наибольший интерес в поиске первопричины дает нам кейнсианская версия – нехватка денежной массы. При этом привязка к золотому содержанию не имеет существенного значения, и кризис 2008 наглядно это демонстрирует. Проблема заключена в том, что монетарная политика государств (как тогда, так и сегодня), жестко ограничивающая увеличение денежной массы, это и есть то зло, тот механизм, раз за разом приводящий к финансовым кризисам.

Т.е., если мы зафиксируем некий момент экономического состояния общества с товарной массой Т и денежной – Д, то получим условное равенство Т = Д. Но уже в следующий момент товарная масса начинает расти, вызывая необходимость роста и денежной массы, каковое происходит лишь в случаях, связанных с притоком богатств из внешнего окружения общества или серьезных трат самого государства. И до тех пор, пока этот приток обеспечивает рост денежной массы пропорционально росту товарной, экономика общества растет и развивается. Но как только, указанные поступления, по каким либо причинам, ограничиваются (или прекращаются вовсе) – тут же начинается финансовый кризис.

Проблема усугубляется приростом населения (версия 5). В принципе, она является следствием основной проблематики, поскольку также выражает необходимость пропорционального (по отношению к населению) роста товарной массы, дополнительного к росту, связанному с технологическим развитием.

Если брать конкретные факторы, повлекшие за собой эпоху Великой депрессии, то логика развития событий в нашем варианте выглядит следующим образом:

Первая Мировая войны, ознаменовавшая завершение колониальной эпохи, разрушила и перекроила множество финансово-экономических связей. Из общего рынка выпали такие крупные участники как Россия и Китай. Революционное движение по всему миру заставило бывших колонизаторов уменьшить свои аппетиты. Всё это привело к тому, что европейские государства оказались без колониальных «кормушек».

И всё это на фоне резких сокращений государственных затрат на вооружение. Т.е. за годы войны по всему миру были открыты тысячи предприятий военного назначения, на которых трудились миллионы рабочих, и все они практически одномоментно резко снижают обороты производственной деятельности…. Этот фактор объясняет нам, почему именно в США и в Германии кризис проявил себя в наибольшей степени.

Можно констатировать, что основой кризиса эпохи Великой Депрессии послужили два фактора: нарушенные войной и новым геополитическим развитием мира внешнеэкономические связи (внешний фактор), а также резкое снижение государственных (в основном, военных) затрат (внутренний фактор). Эти факторы привели экономики ведущих стран к денежному «обескровливанию», в той или иной мере сказавшемуся на всех странах с рыночной экономикой.

Идеологи рыночной экономики напрочь отвергают необходимость увеличения денежной массы, каковая возникает в процессе развития экономики общества, ссылаясь, во-первых, на угрозу инфляционных процессов, а во-вторых, на развитую систему кредитных отношений, якобы подменяющую прямое увеличение денежной массы.

Всё это – лицемерные попытки «навести тень на плетень», каковые никогда и никоим образом не смогут выразить сколь-нибудь достаточного обоснования абсолютно прямого по своей логике утверждения: общественная денежная масса в каждый момент своего существования должна соответствовать товарной в суммарном ценовом выражении.

Но, вернемся к истории. Ниже представлен график ВВП США за период с 1910 по 1960 г.:

ВВП США в 1910-60 гг., годы Великой депрессии (1929—1939) выделены

ВВП США в 1910-60 гг., годы Великой депрессии (1929—1939) выделены

На графике можно выделить следующие наиболее яркие периоды:

1914–1929 – уверенный рост ВВП, который практически удвоился за этот период.

1929–1933 – провал почти до уровня 16-го года.

1933–1939 – восстановление до уровня 29-го года.

1939–1944 – стремительный взлет с очередным удвоением ВВП.

1944–1947 – вновь «провал», и уже в дальнейшем стабильный и уверенный рост.

В данном графическом представлении вызывает удивление период с 39-го по 44-й годы. Если 14-29 – это рост на фоне развития военной промышленности, связанного с МВ1, 29-33 – собственно кризис, 33-39 – упорная работа Рузвельта по восстановлению экономики, но откуда взялся взлет 39-44?

По идее, график 39-44 должен быть схожим с 14-29, объяснение каковому – это вывернутая «наизнанку» теория под номером 6, объясняющая причины Великой депрессии. Первая Мировая война заставила правительство США сделать крупные заказы оборонке, что по цепочке через смежников дало всплеск развития производственной деятельности со всеми вытекающими – снижением безработицы, ростом ВВП и т.д.

Но при этом, за период с 14 по 29 гг. ВВП США прибавил менее $500 млрд. (в ценах 2006 г.), т.е. увеличение составило примерно по 35 $млрд. в год, тогда как с 39 по 44 гг. – почти $1 трлн. или около $200 млрд. в год!

Откуда взялись подобные темпы в этот период?!

Для того, чтобы осознать эти космические темпы, необходимо оценить масштабы военных расходов США, осуществленных в данный период.

Во-первых, необходимо вспомнить закон о Ленд-лизе, предусматривающий помощь странам, борющихся с фашизмом, который вызвал не просто крупные заказы оборонке – это слишком слабо сказано – это были колоссальные, не имеющие аналогов в истории, заказы. Если вспомнить, что потери бирж в 29-м составили около $30 млрд., то объемы Ленд-лизовских поставок суммарно превышали $50 млрд. И это не считая расходов на собственное вооружение ….

Думается, что итоговые цифры военных затрат США в годы Второй Мировой примерно троекратно превосходили биржевые потери. Хотя, конечно же, важнейшим здесь является не столько сумма вложений, сколько их качество – деньги прямиком направлялись в производственный сектор, а не в банковские «кубышки», как это происходило, например, в 2008-2009 гг.

И тут необходимо отметить один очень интересный момент: Ленд-лизовские поставки не имели какого-либо обеспечения на момент их осуществления. Более того, эти поставки не получили покрытия и после окончания военных действий. Львиная их доля (непосредственно военного назначения) осуществлялась на безвозмездной основе, а та же часть, каковая не имела прямой военной специфики, была оплачена лишь после окончания войны, и то – лишь частично.

Например, за поставки в Британию, общий объем каковых оценивался в более чем $30 млрд., а «неизрасходованные» остатки и продукция не военного назначения – в $5.5 млрд., англичане выплатили лишь $472 млн., часть  из которых «оплачивалась» базами и прочими «спец.услугами». Попытка руководства СССР использовать сей прецедент для расчета собственных выплат, почему-то, не вызвала одобрения у США, которые затребовали на порядок большую сумму. Так при общем объеме поставок в Советский Союз, оцениваемых в $11 млрд., и неизрасходованных остатках на сумму в $2.855 млрд., Штаты затребовали выплаты $2.6 млрд. (снизив затем сумму до $1.3, затем до $1 млрд., а в итоге – до $800 млн.). Руководство же СССР, исходя из британских цифр (8.5% от суммы неиспользованных остатков и продукции гражданского назначения), предложила выплату $242 млн.[i]

BM-13 "Катюша" на "Студебеккере"

Спор о сумме тогда так ничем и не завершился. А начавшаяся холодная война и вовсе прервала его на длительный период. Лишь в 1972 году переговорщики вновь вернулись к этому вопросу. Сошлись на $740 млн., выплачиваемых до 2006 г., но после двух выплат по $24 млн. сей процесс вновь был сорван (США так и не предоставили обещанный на переговорах кредит). И лишь в начале нулевых годов, разжиревшая на дорогостоящей нефти Россия, полностью погасила Ленд-лизовские долги.

Эта история, как и приведенные цифры, крайне интересна и познавательна, но речь, в принципе, не об этом. Главное здесь заключено в том, что у США не было денежных резервов для обеспечения Ленд-лиза! Также как и не было в тот момент поступлений (оплаты) этих поставок!

А Ленд-лиз был!

И за счет чего же он осуществлялся? Напомню: в Штатах на дворе – Великая Депрессия, казна пуста, многие миллионы безработных не ведают, чем им заняться. Правительство США прикладывает просто титанические усилия в социальной сфере. А тут – взяли и сожгли в топке Второй Мировой продукцию на $50 млрд. А ВВП при этом вырос! И не просто вырос, а еще как вырос!

И вот тут и настала пора вспомнить о развитии капиталистической экономики за счет внешнего притока богатств, каковое правительство США даже не обеспечило, но лишь имитировало! Под Ленд-лизовские поставки, в США печатались доллары и передавались предприятиям. И никакой инфляции! И никаких кредитных схем! А о госдолге США того периода никто даже и не заикается!

В итоге мы получаем, что вливание в собственную экономику суммы порядка $100 млрд. (в текущих ценах это соответствует $10 трлн.) обеспечило процветание США до конца столетия. И лишь в 90-х, когда влитая денежная масса оказалась съеденной и «профуканной», стали проявляться признаки грядущего вновь финансового кризиса.

Вывод из вышесказанного, можно сказать, банальный: при отсутствии решения по привлечению внешних денежных потоков (а в условиях глобализации это, действительно, сложное решение), элементарным решением кризисных проблем будет являться имитация внешних денежных поступлений крупными госзаказами собственным предприятиям. Это позволит развить внутренний рынок и собственную производственную базу, каковые не допустят осложнений на внешних глобальных рынках.

Единственная оговорка этого утверждения связана с устойчивостью национальной валюты. Если она полностью конвертируема, то подобное решение можно смело применять без каких бы то ни было ограничений (доллар, евро, фунт, etc). Но для слабо конвертируемых валют (например, рубля), требуются дополнительные механизмы по ограничению конвертации, дабы вливаемые рубли, обращенные в доллары, не вытекали из общественной экономики. Основным механизмом (но не единственным!) подобного назначения могло бы стать постоянное укрепление рубля.

На что будут направлены вливания – вопрос «технический». Хоть Марс осваивайте, хоть колонию на Луне организовывайте (не говоря уж об огромнейшей куче проблем земного характера). Главное – сегодня необходимо резкое увеличение денежной массы в производственной сфере, и каким образом эта проблема будет решена – не имеет принципиального значения.


[i] Подробные цифры и аргументы их расчета приведены в докладной записке заместителя министра иностранных дел А.А.Громыко председателю Совета Министров СССР И.В.Сталину

Мансур Гиматов

Жаль, что тебя нет с нами

«Будь еще в мире Россия, настоящая Россия, единая и великая Россия, защищавшая слабых, вы не посмели бы. Но её нет, её нет, и вы торжествуете.»
Муаммар Каддафи

 
 
Эти шакалы таки убили последнего льва пустыни…. Истерзан и трусливо застрелен последний романтик, унесший с собой остатки надежд на какие-либо позитивы в этом мире, на чудо, которого уже не случится никогда.
 
Львы, даже истерзанные, и даже в Гаагских клетках, чрезвычайно опасны. Потому-то они его и убили, не позволив себе насладиться всемирным кровавым судилищем.
 
«Wish you were here» флегматично напевает Pink Floyd, посвящая песню Сиду Баретту, загремевшему в наркотическом угаре в психушку.
 
И как тут, действительно, не сойти с ума? Направить в Ливию пятую колонну, а затем, выдавая ее участников за мирных жителей, разбомбить в пух и прах всю страну, мотивируя свою агрессию защитой этих самых «мирных жителей». Сколько ж тысяч мирных жителей, ребята, вы угробили, якобы, защищая их?
 
Насколько ж вы ненавидели этого человека, пойдя на подобные преступления против человечности? Разбомбить мирную страну, развязать в ней гражданскую войну, вырезать половину ее населения – и все это лишь ради того, чтобы убить Каддафи. Который задумал отказаться от американской валюты. Который спонсировал выборы Саркози (не делай добрых дел – и тебя не будут за это убивать!). Который вывел уровень жизни населения на недостижимую для всей Африки (и не только) высоту.
 
Вот, Сирию, скажем, где каждый день реально убивают десятки и сотни демонстрантов, никто бомбить не будет. А почему? А потому что Саркози им ничего не должен. И Штаты умиленно посматривают – ну, убиваете вы немножко демонстрантов, ну, бывает, не в первый раз….
 
Любопытно, что эта война не несла в себе какой-либо финансовой или политической выгоды даже для самых одиозных ее участников. Ни Европе, не способной распределить долги и прибыли и, как итог, погрязшей в финансовом кризисе. Ни Америке, каковой растущие цены на нефть эхом отзываются на больной экономике. Война была нужна лишь исламским фундаменталистам, и конкретно Саркози, которому теперь не нужно будет возвращать долги. Да не очень ясно, на какое место у Сильвио Берлускони наступил Каддафи, что тот так активно призывал к «защите мирных жителей», несмотря на явную угрозу получить массу беженцев уже на собственной территории. Но даже американцы до самого последнего момента отказывались от участия в этом неблаговидном занятии….
 
Как это ни прискорбно, но с точки зрения «разогрева» цен на нефть, заваруха в Ливии играла на руку российской стороне. Это вам не Советский Союз с его дурацкими принципами и борьбой за мир. А потому, в ответ на бомбардировки, лидеры нашей страны, лишь пожав плечами, смущенно отвернулись в сторону. Деньги не пахнут.
 
Надо отметить, что если с момента создания СССР, капитализм попытался надеть маску «с человеческим лицом», то с развалом СССР маска была моментально сорвана, и практически во всем мире расцвела вакханалия капиталистического «беспредела». Во Франции повысили пенсионный возраст, в Испании, Греции – урезают пособия и заработные платы. Эти же меры сегодня начинают обсуждать и в России.
 
Вы можете себе представить, чтобы в бытность СССР, Франция повысила бы пенсионный возраст?! Или, чтобы Штаты отказались от уже начавшейся космической программы?!
 
И это не говоря уж о войнах и бомбардировках!
 
Пока существовал СССР, власть и деньги имущие вынуждены были держать соответствующий уровень. Уровень жизни собственного населения, уровень управления обществом, уровень между выгодой и необходимостью. А сегодня корысть обуяла капитализм до такой степени, что они абсолютно потеряли реальность. О населении уже никто не думает – лишь иногда – об электорате. Ну, а с этим – всё просто: перед выборами что-то там пообещаем, а после выборов – как бог пошлет…. Ну, не получилось!... Вот, если еще раз изберете, то точно получится. Не верите?!
 
Вот такая везде демократия, подкрепленная весьма либеральными бомбардировками….
 
Прощай, Муаммар. И прости нас за то, что не смогли защитить твоих внучек и твою страну.
 
Прощай, СССР. Жаль, что тебя нет с нами….