Category: наука

Мансур Гиматов

Лекции от Мансура Гиматова. Физика процессов: время

Как известно, физика – наука точная, целиком и полностью отвечающая математическим формулировкам. И это позволяет утверждать, что, с одной стороны, современная физика имеет точную доказательную базу, но, с другой, что эта же физика не имеет прямых соприкосновений с природными явлениями и природными процессами. Иными словами, современная физика изучает не окружающую нас Природу-Вселенную, но строит некие математические модели, каковые, прежде всего, удовлетворяют принципам математики, и сквозь призму которых мы и пытаемся изучать природные взаимодействия.

Взять, например, термодинамику. Большинство ее формулировок, так или иначе, связано с понятием «идеальный газ». Т.е. мы построили матмодель несуществующей в природе среды, каковая по своим характеристикам вообще ни на что природное не похожа, но при этом полностью удовлетворяет заложенным математическим взаимосвязям. И теперь на основе выводов об этой среде выстроили целый пласт науки, изучение которого начинается еще в школе.

Подобный подход идеально подошел бы для построения виртуальных миров в компьютерных играх, но совершенно не годится для изучения окружающей нас реальности, основным инструментом постижения которой предлагается использование физики процессов.

Основное отличие физики процессов заключается в том, что она не строит матмодели, но изучает-исследует природные процессы во всей своей сложности и многозначности. И поскольку многомерная сложность реальных процессов, а также отсутствие математических взаимосвязей в них не позволят нам получать однозначное, односложное трактование взаимодействий, то первичной задачей физики процессов станет построение «генеалогического древа» процессных взаимодействий, по характерным признакам в карте которых мы начнем в дальнейшем угадывать взаимосхожесть микро и макро-процессов, в итоге, постигая непостижимое.

По сути, физика процессов мало чем отличается от построения технологических карт наших производственных предприятий. За исключением того что для построения, скажем, автомобиля мы пытаемся соединить в единую систему известные нам процессы с целью получения на выходе соответствующего продукта, тогда как в физике процессов мы должны правильно определить уже действующие процессы и расписать их взаимодействия. Конечно, масштабность предполагаемых работ и впечатляет и отталкивает, но, тем не менее, мы просто обязаны ее выполнить, если хотим получить адекватное представление об окружающем нас мире.

Несколько слов по поводу – что в этом случае можно считать природным процессом? Скажем, птичка чирикает на ветке – это процесс или нет? В терминологии физики процессов главная особенность данного термина заключена примерно в том же, что и отличие бизнес-процесса от обычного производственного процесса. Т.е. производственный процесс может называться бизнес-процессом только в том случае, если на выходе у него идет какой-либо конечный продукт, предназначенный для дальнейшей реализации. Т.е. если токарь точит шуруп – это процесс производственный. Но если мы реализовали процесс производства шурупов – как конечную продукцию производственного этапа, то это можно уже рассматривать в качестве бизнес-процесса. Аналогичным образом и в физике процессов: лишь те из происходящих изменений можно называть природным процессом, которые имеют на выходе какой-либо вполне понятный результат и проявляют ярко выраженную цикличность или жесткую повторяемость. Скажем, процесс кровообращения, являющийся частью системы жизнеобеспечения того или иного организма; или круговорот воды в природе; или вращение планет вокруг Солнца; или химические реакции – всё вышеперечисленное (и это далеко не полный список) можно отнести к изучаемому физикой процессов.

Почему именно так, а не иначе? Потому что построение карты взаимодействий всего и вся невозможно в принципе. Невозможно расписать технологическую карту производства даже автомобиля, если мы начнем последовательно описывать каждую производственную операцию. Только используя бизнес-процессы – выделенные участки производства, обеспечивающие выпуск чего-то конкретного, передаваемого на следующий уровень сборки, и рассматриваемые в качестве черных ящиков с известным лишь входом и выходом – можно создавать огромные карты как технологического, так и научно-познавательного плана.

Иными словами, построение «генеалогического древа» природных взаимодействий возможно лишь на основе процессного подхода, использующего принцип, схожий с организацией бизнес-процессов в производстве.

И, вот, на фоне предлагаемого подхода обратимся к одной из самых распространенно используемых как в науке, так и в обиходе сущностей – «время».

Что такое время?

Несмотря на популярность данного термина, ни один ученый, ни один здравомыслящий человек не может дать определения данному термину. Почему? Да, потому что никакого времени в природе не существует! Время – это чисто математический или расчетный параметр, каковой мы (почти) всегда можем рассчитать, но никогда – потрогать/пощупать, увидеть или определить непосредственно. Время – это важнейший индивидуальный параметр каждого отдельного природного процесса, рассчитать который мы можем лишь сопоставляя события изучаемого процесса с каким либо иным процессом, например, движением стрелок на часах.

Да, мы настолько «привыкли» к его обиходности, что пытаемся найти, определить  физическую сущность времени как вещи, как объекта или поля. Но не находим. И сделать это, в принципе, невозможно.

Наиболее адекватное восприятие сущности «время» дает нам понятие «плотность» из физики материалов. Что такое плотность? Это расчетный параметр, равный отношению массы материала объекта к его объему. В природе достаточно редко встречается однородность материала, а потому понятие плотность зачастую несет в себе условный характер. Более того, следует понимать, что плотность это не просто какая-то там единая физическая сущность, но расчетная характеристика данного конкретного материала/среды в соответствующих условиях.

И если мы перенесем понятие «плотность» из физики материалов в физику процессов, то и получим весьма характерное сопоставление: Время – это плотность событий (если хотите – интенсивность событий) данного конкретного процесса, проистекающих в соответствующих условиях, определяемых внешней средой.

Также как и плотность разных материалов/сред различается своим значением, так и параметр время в разных процессах принимает собственное значение.

Также как и в случае с плотностью наложение природных процессов друг на друга создает некую неоднородность их проистекания, что ведет к условности (неоднозначности) определения параметра «время» в изучаемой системе процессов.

И, думается, что также как и в случае с плотностью имеет смысл создание таблицы коэффициентов «время» для каждого выделенного природного процесса, рассматриваемого в стандартных условиях окружающей среды. Хорошим примером подобного подхода является определение периодов полураспада радиоактивных веществ, где время рассматривается не в относительном по отношению к движению стрелок часов формате, но в абсолютном выражении по отношению к процессу распада радиоактивных веществ. Правда, и в этом случае, следовало бы выбрать некий элемент за точку отсчета (допустим, тритий (водород H3) с периодом полураспада 12.3 года) и присвоить ему коэффициент «время» равный 1. Тогда, скажем, для плутония 239 (с периодом полураспада 24.4 года) наш коэффициент «время» в организуемой таблице был бы равен 2 (24.4/12.3) и т.д.

Возможно, что кто-то в данном случае возразит: таблица полураспада радиоактивных веществ и создана по предлагаемому правилу с тем лишь отличием, что «точка отсчета» выбрана не из элементов таблицы, но в ее качестве фигурирует элемент (период) процесса вращения Земли вокруг Солнца. Т.е. если в качестве единицы абсолютного времени взять один оборот Земли вокруг Солнца, то мы в точности и получим используемую ныне таблицу. Совершенно верно! Но использование периода вращения планет в качестве основы – не очень хороший вариант, поскольку он, во-первых, может быть подвержен изменению, а, во-вторых, мы не видим весь процесс – его начало и завершение, видим лишь год, несколько лет, возможно даже тысячелетие сумеем увидеть/рассчитать. Но какую долю этот период составляет от «долгожительства» всей системы, мы вряд ли когда-либо узнаем. Т.е. получается, что абсолютные значения времени различных процессов, мы привязываем к условной единице периодичности вращения Земли, что не есть правильно. Тем не менее, отметим, что периоды полураспада не закрывают нам дверь для выбора какого-либо иного процесса в качестве единицы отсчета. И единственным правилом здесь должна быть возможность полного наблюдения всего процесса – от рождения и до его завершения – для получения абсолютного, а не относительного значения.

Современное представление в науке, что время есть течение некой материальной субстанции, не имеет ни малейшего обоснования. По этому поводу неоднократно встречал возражение, что замедление атомных часов на космических станциях – неоспоримый факт, доказывающий торжество теории относительности. Но, ребята, вы просто выдаете желаемое за действительное. Атомные часы связаны с сущностью «время» точно таким же образом, что и механические часы. Вы же не будете утверждать о том, что время остановилось, поскольку ваши часы, попав в воду, встали?! Почему же тогда, замедление процесса квантовых скачков цезия, вы воспринимаете как замедление времени?! Атомные часы – это просто прибор, один из многих, сделанных человеком. Так и нужно искать причину, по которой этот прибор меняет свое значение, находясь на удалении от Земли, в невесомости, а не привязывать его несовершенство к мистическим временным потокам!


И даже если мы в качестве аллегорического представления и предложим для времени соответствующий образ потока, то он предстанет в виде множества переплетающихся друг с другом процессных ручейков, с различной скоростью/интенсивностью стекающих в озера систем-организмов, множество которых участвует в организации еще более масштабного потока. И при этом необходимо понимать, что всё это – плоская проекция значений временных констант с трехмерного мира природных процессов.

На мой взгляд, наше текущее представление времени есть результат «киношного» восприятия. И думается, что не случайно появление теорий относительности совпало с периодом зарождения и бурного развития кинематографа, позволившего запечатлевать события и прокручивать их с различной скоростью и даже в обратной последовательности. Казалось бы – еще чуть-чуть и мы достигнем подобного эффекта и в реальной жизни. Увы, это всего лишь магические иллюзии, недостижимые в банальной простоте реального мира. Мы можем лишь сохранить в памяти или на каких-либо носителях прошедшие события, но никоим образом не можем их вернуть.

Современная физика, как, впрочем, и многие другие науки, делает упор на объекте, который претерпевает изменения в результате определенных воздействий на него. В этом факторе заложен «корень зла». Важен не объект, но – процесс, в котором участвуют те или иные объекты. Не личность формирует историю, но общественные процессы, в которых участвует данная личность. Не объекты создают и развивают нашу Вселенную, но процессы, использующие соответствующие объекты для достижения собственных целей. И это основная парадигма физики процессов, которую нам еще предстоит сформировать.
 
Мансур Гиматов

Лекции от Мансура Гиматова: Математика vs. диалектика

Современная наука делит всю научную сферу на три весьма неравноценные категории.

Первая – точные науки – развитие которых ведется на основе использования математического аппарата, а также на основе получаемых экспериментальных данных.

Вторая – естественные науки или науки о природе – строятся на основе наблюдений и анализе наблюдаемых природных явлений/процессов.

И третья – гуманитарные науки или науки о человеке – среди длинного списка которых можно выделить философию, экономику, психологию, обществоведение и т.п., и каковые многими ученых науками не признаются, так… околонаучные дисциплины. Наверное, многие из вас не раз слышали презрительное «а… гуманитарий!».

Подобное структурирование наук, с одной стороны, интуитивно понятно, но, с другой, вызывает множество недоразумений и споров. Во-первых, что это за разделение, при котором некоторые науки лишь частично входят в ту или иную категорию?! Так, генетика – подраздел биологии – относится к точным наукам, тогда как вся остальная биология – к естественным. Это же касается и экономики, философии и некоторых других научных направлений. А во-вторых, споры о том, является ли экономика наукой или нет, также «на совести» этого структурирования, каковое не может устранить подобные сомнения.

Попробуем подвести базис под несколько иное разделение нашей научной деятельности, целью которого будет устранение всевозможных двусмысленностей в определении научных направлений.

Для начала зададимся вопросом – что такое математика?

Мне не раз приходилось участвовать в дискуссиях на тему является ли математика наукой? Казалось бы – что за вопрос?! Развитие математики идет в полном соответствии с развитием других научных направлений, не оставляя сомнений – да, математика – это наука. Но… Математика также является фундаментом для развития множества иных наук – механики, физики, астрономии…. В принципе, все точные науки базируются на математическом фундаменте, что говорит нам о том, что математика не просто наука, вернее даже, не столько наука, сколько основа научного развития всей указанной научной категории.

С другой же стороны, математика – «это наше всё». Т.е. без математики жизнь человека просто не представима. Математика определяет правила экономических взаимоотношений, каковые формируют и развивают общественную жизнедеятельность. Математические формы и логика ложатся в основу технологических решений, фактически являющихся трехмерной реализацией математических конструкций. И даже такие, казалось бы, далекие от математики направления как музыка и поэзия строятся на математических ритмах и узорах. Иными словами, математика – это основа жизнедеятельности человека, каковая, в сущности, должна формироваться на фундаменте научной философии. Из чего мы можем сделать вывод, что математика – это философия человеческой деятельности, на основе которой формируется общественное развитие с вершиной в развитии технологий и связанной с нею научной сферы. Но насколько корректен подобный вывод?

1+1=2, как и насколько этот арифметический пример соотносится с философскими выкладками? Можно ли его причислять к таковым? Т.е. если мы к яблоку приложим еще одно, то ничего не стоит пересчитать их, и результатом будет ровно два яблока. Т.е. арифметическая сторона «медали» вопросов не вызывает, и было бы странно, если бы они возникли. Но каким образом здесь присутствует и присутствует ли философская сущность? И здесь мы сталкиваемся с невероятным фактом! Философия в этой элементарной арифметике присутствует постоянно. Но мы настолько привыкли не обращать на нее внимания, что в подобных вещах у нас не возникает ни тени сомнений.

Что выйдет, если мы положим эти яблоки на весы? Получим ли мы в этом случае столь убедительное равенство? Далеко – не факт! А если мы выведем на поверхность качественные показатели яблок – хорошие и червивые, сладкие и кислые, вкусные и не очень, то и вовсе можем заблудиться в трех соснах. 1+1=2 – это именно философская сущность! Мы абстрагировали объекты, отрекшись от всех их качественных характеристик, и это позволило получить нам некое правило – философское правило (!) – каковое мы занесли в раздел арифметики.

Иными словами, вся математика оперирует с абстрактными вещами, не имеющими ни малейшего отношения к реальности. Мы складываем не яблоки, но их условную нумерацию, абстрагируясь от всех качеств подсчитываемых объектов. Но это и есть основное правило философии – отвлечение/абстрагирование от реальности с выделением основных принципов взаимосвязей. Не каких-то там конкретных обстоятельств и характеристик, а именно – принципы, действующие для всех и вся во все времена и при любых обстоятельствах! А поскольку вся математика состоит из правил для абстрактных сущностей, то это и позволяет нам утверждать, что математика и философия – это близнецы-братья, единая конструкция, относящаяся в данном случае к человеческой деятельности.

А если принять утверждение, что математика это раздел философии, то становится понятным, почему именно математика лежит в основе наук, каковые мы привыкли называть точными науками. Потому что именно философия, каковой является математика,  служит основообразующим фундаментом для всей научной деятельности.

Но обратим свой взор на другую сторону медали – собственно на философию, вернее, на ту ее часть, которую мы называем законами диалектики. Что можно сказать об этом направлении философского учения?

Возьмем, к примеру, закон перехода количественных изменений в качественные. Этот закон гласит о том, что количественные накопления в природных процессах, находящихся на стадии развития, неизбежно ведут к получению нового качественного состояния объекта/процесса. Так, например, количественные накопления размножающихся клеток неизбежно ведут к формированию нового организма или колонии, каковые будут обладать новыми специфическими возможностями.

Т.е. мы имеем чистейшей воды абстракцию, которая не дает никаких пояснений – какие процессы, какие накопления и какие качества мы получим. Но если мы обратимся к конкретике, достаточно досконально изучив тот или иной процесс, то вполне можем применить к нему арифметические механизмы, указав при каком количестве и какие новые качества можно ожидать в соответствующем случае. Например, n-е количество клеток позволит говорить о формировании эмбриона.

Другой закон диалектики – единства и борьбы противоположностей – гласящий о единении противоположных усилий с целью получения позитивного (с позиции природных процессов развития) эффекта. Так, последовательные приходы зимы и лета обеспечивают быстрое развитие органической жизни на Земле. А объединение почти несжимаемых воды и магмы создает пар, колоссальное давление которого проявляется в вулканической деятельности, каковая формирует новую поверхность земного шара. Или, скажем, единение жизни и смерти, обеспечивающее в нормальной ситуации развитие соответствующего вида.

Иными словами, данный закон описывает принцип работы природного «насоса», поршень которого двигающийся в разнонаправленные стороны, обеспечивает получение «воды» (эффекта) на выходе. При этом мы отлично знакомы с указанным принципом и очень часто применяем его в своих механистических изделиях. И в случае четкого выделения какого-то конкретного природного процесса, мы вполне можем применить арифметические механизмы для его обсчета и в какой-то степени прогнозирования его результатов, расчета его КПД и т.п. А единственным ограничением здесь будет служить счетное количество параметров природного процесса.

Ну, и наконец, третий закон диалектики – закон двойного отрицания – указывает нам на сохранение формы природных объектов, прошедших период развития. Т.е. форма зерна сохраняется, несмотря на то, что оно превращается в колос, который вновь дает нам то же самое зерно в новом множественном состоянии.

Данный закон фактически является частным случаем фрактального самоподобия, зачастую проявляющегося в природе. И здесь требуются дополнительные пояснения.

Построение кривой Коха

Дело в том, что термин «фрактал» (множество, обладающее свойством самоподобия), введен математиком Бенуа Мандельбротом в 1975 г. Т.е. первичное использование данного термина относилось исключительно к геометрическим построениям и алгебраическим множествам.

Множество Жюлиа

И лишь затем было обращено внимание на то, что в природе фрактальные построения носят множественный характер, так, например, ветка дерева имеет тоже строение, что и само дерево, а строение брокколи стало уже классическим примером природных фракталов.

Тем не менее, обратим внимание на то, что закон двойного отрицания, расширенный до  закона фрактального самоподобия, также несет в себе решения математического характера.

Иными словами, мы получили, что все законы диалектики закладывают математическую основу под принципы природного развития. Да, это несколько иная математика, чем та, к которой мы привыкли, и на примере последнего закона мы можем увидеть, чем стандартная математика отличается от математики природного развития.

Стандартная – назовем ее технологической – математика устремлена к использованию максимально точных копий используемых объектов. Т.е. чем точнее мы получаем производственные «кирпичики», тем идеальнее выглядит геометрическая форма конечного «здания», тем более эффективным в использовании будет конечный продукт. И в случае технологической математики пример 1+1=2 правильнее будет записать в виде 1+1=2±дельта технологической погрешности. Мы привыкли не обращать внимания на получаемую «дельту», но она всегда существует, и борьба с ней сегодня вышла на уровень нана-технологий. Можно сказать, что наши технологии устремлены к получению идеального математического результата.

В математике же природного развития – как видно из примеров фрактального самоподобия – 1+1=2+новое качество. И каждый природный процесс дает свое индивидуальное «новое качество». Но, тем не менее, изучив тот или иной природный процесс, мы всегда можем «рассчитать» его показатели, применяя соответствующие подходы математического характера. Другими словами, математика природного развития строго индивидуальна для каждого природного процесса, и ее развитие должно вестись на основе процессного подхода.

И теперь, возвращаясь к вопросу, заданному в начальной фазе лекции, мы можем резюмировать: Мы имеем две различных философии или две различных математики, каковые должны являться фундаментом для развития наук технологического плана и наук, изучающих природное развитие. Только эти сферы должны определять правила и принципы научного формирования. И очень жаль, что законы Гегелевской диалектики, не получившие должного понимания и отклика, оказались в последних рядах научного использования. В связи с чем, многие научные сферы вынуждены были переключиться на чуждый для этих сфер фундамент технологической математики. В итоге мы и получили «кривые пространства» и «замедляющееся время», не имеющих ни малейшего отношения к природным процессам. Остается лишь надеяться, что эти математические выкрутасы не окажутся совершенно бесполезной тратой времени и сил, и найдут свое применение в мирах виртуальной реальности, хотя и этот случай ближе к Козьме Пруткову: «Бросая камень в воду, наблюдай за расходящимися кругами, ибо в противном случае это будет пустым занятием».


Мансур Гиматов

Лекции от Мансура Гиматова: Принципы относительности

Принципы относительности имеют множество оттенков: от банального местоположения наблюдателя – ты находишься справа от меня, тогда как я слева от тебя – и до специальной и общей теорий относительности, предложенных Альбертом Эйнштейном. С уважением относясь как к самой науке, так и к ее величайшим исследователям, тем не менее, должен заметить, что эта гипотеза, возведенная сегодня в ранг теории, есть математическая пустышка.

Конечно, глупо спорить с математическими формулировками, заложенными в основу теории. Никто не сомневается в правильности их доказательств, но…. Эти формулировки лишь доказывают возможность построения той или иной физической конструкции, модель которой описана соответствующей математикой, тогда как вероятность их появления в природе фактически равна нулю.

Может ли искривляться пространство или замедляться время? ОТО отвечает утвердительно на первую часть вопроса, а СТО – на вторую. Ребята, но вы хотя бы дайте определения: что такое «пространство» и что такое «время», прежде чем искривлять непонятно что. Эйнштейн, в этом плане поступил хитро: он не стал давать/менять определения, но ввел новую сущность «пространство-время» (пространственно-временной континуум) единый и неразрывный, который можно и гнуть, и замедлять….

Для того чтобы понять всю тонкость и изощренность момента вспомним определения пространства и времени, полученные еще во времена древнегреческих философов, но наиболее четко выраженные с появлением физики Ньютона: берем объект – яблоко – и производим действо – роняем его на голову. В итоге получаем закон всемирного тяготения. Отсюда и определение пространства – как место, где находятся вселенские объекты, с каковыми случаются различные действа, а время – это то, что определяет последовательность этих самых действ.

Определения, конечно же, утрированны, но лишь самую малость, полностью сохраняя суть сказанного, глядя на которую вполне осознаешь, что этим определениям грош цена. Во-первых, мы не можем опереться на понятие «место», поскольку это производная от самого «пространство». А, во-вторых, мы не можем также опираться на понятие «объект». Это Ньютон мог вырастить яблоко, настрогать шариков, построить телегу…. А во Вселенной-то откуда всё это берется?! Иными словами, без пояснения того, откуда берутся используемые в определении объекты, мы не можем получить и сути пространства! И для того чтобы устранить все эти явные несуразности, нам придется отказаться от философии ньютоновской механики, введя дополнительные сущности, первой из которых будет обычный «процесс».

Сразу оговорюсь, что речь идет именно о природных процессах, каковые мы наблюдаем на матушке Земле и в ее окрестностях, и аналоги которых проистекают на всех планетах, галактиках, как и во всей Вселенной. Именно в результате этих процессов появляются новые и исчезают старые объекты, происходят все те изменения, за которыми мы можем наблюдать, и даже те, за которыми мы наблюдать не в состоянии.

Процесс – это набор циклических изменений природных состояний, проистекающих от фазы зарождения новых объектов к фазе их развития, и завершающийся гибелью объектов, на этапе которой завершается и действие рассматриваемого процесса.

Следующая дополнительная сущность – система.
Совокупность природных процессов, проистекающих на едином ограниченном поле, взаимозависимых друг от друга и взаимодействующих друг с другом, образуют систему природных процессов. И вот это поле взаимодействий процессов – единое и ограниченное – и следует называть пространством, поскольку для внутреннего наблюдателя данной системы ничего иного более не существует.

Для лучшего понимания рассмотрим примеры природных процессов, а также образованные ими системы:

Пример 1. Природный процесс – дождь. Каждый наблюдал данное природное явление, и его восприятие не должно вызывать каких-либо недоумений. Можно лишь добавить, что данный процесс находится в составе природной системы, называемый в науке круговорот воды в природе.

Пример 2. Кровообращение того или иного организма (пусть будет человеческого организма). И вновь мы наблюдаем циклический процесс, входящий в состав внутренней системы жизнедеятельности человека, пространство которого ограничено кожным покровом данного конкретного человека.

Пример 3. Процесс вращения Земли вокруг Солнца. И здесь, думается, также всё понятно – циклический процесс, входящий в состав системы, которую мы называем Солнечная система, со всеми ее взаимодействиями или, по крайней мере, взаимовлиянием.

Указанные примеры позволяют нам вывести первый принцип относительности пространства и времени.

Понятия времени и пространства строго индивидуальны для каждой природной системы. Пространство определяется полем, на котором проистекают все взаимосвязанные процессы с участвующими в них объектами (во многих случаях это поле имеет ограничивающую оболочку, как, например, кожный покров человека). Время – это параметр системы, определяющий период/скорость жизнедеятельности системы.

Рассмотрим еще один пример природной системы, а именно одной из клеток (пусть будет) человеческого организма. В том, что это именно система, нет никаких сомнений. Те же (пусть и упрощенные) процессы жизнедеятельности, та же оболочка, ограничивающая ее пространство, то же время, определяющее период жизнедеятельности данной клетки. Т.е. после гибели клетки все ее процессы жизнедеятельности завершатся, а внутренние объекты сгниют, исчезнут, растворятся во внешней среде. Но как же быть в этом случае с каким-нибудь клеточным паразитом, который после гибели нашей клетки может перебраться в другую клетку/систему? Нет ли здесь нарушений предложенной логики?

Конечно же, никаких нарушений нет. Просто в случае с паразитом мы должны были правильно определить систему. Наша клетка не является полной системой жизнедеятельности паразита. Клетка – это его, так сказать, дом/квартира, который приходится иногда покидать. Системой же для паразита будет являться весь организм, а возможно, и внешняя среда, из которой он в этот организм попал.

Еще раз подчеркну, что выбирая параметры пространства и времени всегда важно правильно определить саму систему. В противном случае смысловая логика перестанет работать, а использование математического аппарата приведет к серьезным ошибкам.

Перейдем к выводу следующего принципа относительности – бесконечность Вселенной.

Итак, мы приняли за истину то, что каждая клеточка любого организма является природной системой. Но и сам организм также является системой! Мириады клеточек, взаимосвязываясь друг с другом, в итоге образуют организм, функциональность и самостоятельная жизнедеятельность которого, уже не имеет ничего общего с жизнедеятельностью каждой отдельной его клетки. Если же вновь перевести фокусировку, то мы увидим, что мириады организмов животного и растительного мира также образуют системы фауны и флоры, а применительно к совокупности человеческих организмов – общественную систему!

Отстранимся на время от человека – как уникальной во Вселенной сущности (обратное не доказано) – и это позволит нам продолжить предложенную логику. Т.е. наши флора и фауна составляют лишь малую толику от внутренних процессов следующей по величине системы, каковую мы называем планета Земля. Та, в свою очередь, вместе с Солнцем и другими планетами образует Солнечную систему, каковая вновь входит в состав еще большей системы – галактики Млечный путь. Совокупность окружающих нас галактик позволяет говорить о новой системе – физической вселенной, за пределами которой (около 40 млрд. световых лет) астрофизики наблюдают яркий свет/огонь. Иными словами наша физическая вселенная имеет ярко выраженные границы.

И наличие этих границ позволяет нам предположить и следующий уровень уже метафизической Вселенной, объединяющей множество физических вселенных в единую организацию или систему. По крайней мере, нет ни единого указующего перста, что наша логика должна прерваться на этом этапе.

Но хорошо, допустим, что метафизическая Вселенная на самом деле существует. А далее? И далее! В этом-то и заключен принцип бесконечности Вселенной! У нашей вселенской «матрешки» нет последней, вернее, где-то там, за пределами нашего понимания идет «строительство» очередного уровня системы, возведя который Природа примется за следующий. Наша Вселенная – это единый живой организм, постоянно развивающийся и растущий, и все мы и всё, нас окружающее, – это крохотные клеточки этого организма.

Сказанное не отражает полную суть принципа бесконечности. Дело в том, что в отличие от однонаправленности времени, пространственная сущность не имеет векторных указателей. И если предложенная логика позволяет нам принять принцип бесконечности в сторону увеличения систем, то точно таким же образом мы должны принять и малую бесконечность! Т.е. каждая клеточка нашего организма является некой физической вселенной для ее внутренних обитателей, каковые также состоят из еще меньших по размерам клеточек. Иными словами, в нашей «матрешке» нет самой малой! И раскрыв очередную, мы всегда будем натыкаться на следующую, и следующую, и следующую. А потому нет ни малейшего смысла ловить бозоны и прочую микроскопическую пыль, когда перед нами лежат пласты неисследованной реальности, организованные в строгие системы жизнедеятельности, непонимание сути которых, превращает адронные коллайдеры в дорогостоящие игрушки для высоколобых ученых детишек.

Итак, принцип бесконечности Вселенной гласит об уровневой организации природных систем, этажи которой уходят в неоглядную даль как в сторону большой, так и малой бесконечности. У нашего здания нет первого и последнего этажа, поднявшись или опустившись на которые, мы всегда обнаружим новые горизонты для исследований.

Но вернемся к человеку, уникальность которого несколько нарушает строгую логику предыдущих утверждений. Т.е. с малой бесконечностью – здесь проблем нет – такие же клеточки в организме, каковые должны состоять из природных систем меньшего размера. В этом плане всё соответствует. Но, вот, с большой бесконечностью наша уникальность создает проблемы. Т.е мы имеем логику – от клеточек к организму и затем – к обществу. А что далее? Что дает нам в дальнейшем (и дает ли) общественная система?

Здесь можно предположить три относительно равноценных варианта развития событий, каждый из которых имеет свои плюсы и минусы.

1. Самый простой – человек не выделяется из структурной организации Земли, и вместе с остальной флорой/фауной входит в эту систему. Плюсы подобного варианта – исчезают нарушения в логике и собственно простота решения. Минусы – мы не видим/слышим человеков в ближайшем звездном окружении, хотя они там также должны были бы быть. Или другими словами – наша уникальность создает предпосылки для сомнений в этом варианте.

2. Из мира фантастики – общественные структуры начнут копироваться и распространяться по планетам и звездным системам, что позволит в итоге создать из общественных организаций новую единую систему. Здесь имеем излишне прямолинейную логику, и опять же, необходимость существования «сторонних» общественных структур, каковые могли бы привнести нечто новое в процессы развития.

3. Можно предположить, что объединение малых природных систем в единую большую, не всегда линейно. В отдельных случаях будет происходить что-то, похожее на энергетическое преобразование. Т.е. общественная организация человека создаст нечто новое, допустим, некую систему виртуальной реальности, каковая начнет развиваться самостоятельно, полностью соответствуя ранее предложенной логике.

Третий вариант мы достаточно часто наблюдаем в Природе. Так, например, дождь из круговорота воды в природе, порождает и развивает органическую жизнь. Но насколько это может соотноситься с человеком и обществом – судить очень сложно – и плюсом данного варианта является лишь учтенная уникальность человека, хотя, на мой взгляд, именно этот вариант является предпочтительным.

Добавлю несколько слов, касающихся относительности времени. Самое, наверное, важное то, что время или скорость процессов развития той или иной природной системы всегда соответствует ее размерам (вернее, уровню вложенности). Так, если взять человеческий организм, то период его развития равен нескольким десятков лет, тогда как на развитие каждой его клеточки требуется несколько дней или даже часов. С другой же стороны, период развития, скажем, Солнечной системы составляет уже миллиарды лет. Но, по большому счету, всё это сопоставимые системы, отличие которых лишь в размере и в скорости развития. Иными словами, если клетку нашего организма мысленно увеличить до размера планет, то с большой долей вероятности мы увидим однотипные структуры, а наши несколько часов для развития клетки растянутся в миллиарды лет.

В чем тут сложность восприятия? Дело в том, что мы привыкли мерить время по будильнику или периоду обращения Земли вокруг собственной оси. Но время на часах – это условные математические единицы. Каждая система имеет свой уникальный будильник, стрелки на котором перемещаются в строгом соответствии со скоростью ее внутренних процессов. И движение этих стрелок всегда отличается от наших часов, а для разноуровневых систем это отличие достигает многих порядков. Почему, скажем, мы не можем увидеть электрон? Да, потому что скорость его вращения вокруг атома настолько велика, что, применяя самое современное оборудование, мы видим лишь размытое электронное облако. При этом скорость его вращения – это основной атрибут, определяющий период жизнедеятельности. Как долго будет вращаться, скажем, вентилятор, если его крутить со скоростью 100 оборотов в минуту? А если увеличить эту скорость на пару порядков?! Ответ достаточно прост: грубо говоря, и тот и другой вентилятор проживут разные периоды [по нашим часам] времени, но совершат при этом одинаковое количество оборотов. Так вот, принцип относительности времени состоит в том, что время жизни наших вентиляторов строго одинаково, а стрелки часов их жизнедеятельности необходимо настроить таким образом, чтобы их движение соответствовало бы скорости вращения их лопастей.

Для чего нужны подобные сложности? Дело в том, что время на наших часах позволяет нам лишь соотносить/сопоставлять скорости различных процессов. Тогда как для понимания самого процесса нужны именно его часы, а не наши – универсальные. Иными словами, каждый изучаемый природный процесс требует четкого понимания его основных пространственно-временных параметров. Наши же линейки и часы здесь совершенно непригодны.

***

Надеюсь, теперь вы поняли всю тонкость предложенного А.Эйнштейном единого «пространства-времени». С одной стороны, гениальность ученого предвосхитило использование процессной терминологии, значимость которой многие ученые и сегодня не до конца осознают. Но, с другой, его уход в математические дебри превратили созданные им теории относительности в «сферического коня в пространственно-временном континууме».

 
Мансур Гиматов

Вся кривда об электронных сигаретах

Подсунули мне сегодня статейку о вреде вейпинга, опубликованную в приложении к последнему номеру журнала «Лиза», с претенциозным названием «Вся правда об электронных сигаретах». Что тут сказать? Кривоватенькая вышла «правда», хотя уровень представленной аналитики, куда выше «среднего по больнице»….

Итак…. Большую часть статьи занимают рассуждения о несчастных случаях, связанных со взрывами аккумуляторов, используемых в электронных сигаретах (ЭС). Авторы в упор не хотят видеть, что аккумуляторы, используемые, скажем, в сотовых телефонах, намного мощнее, чем в ЭС, и взрываются много чаще. Будем отказываться от сотовой связи?! По секрету хочу сообщить как авторам, так и тем, кто не в курсе, что эта проблема (взрывы аккумуляторов) уже решена, и современная промышленность уже не допускает подобного.

Вторая проблематика, затронутая в статье – «капля никотина убивает лошадь». Приводятся примеры самоубийства с помощью жидкости для курения, а также гибели ребенка, проглотившего оную…. Не хочется комментировать подобное, хотя вопрос – причем тут ЭС?! – вертится на языке.

Что же касается вреда никотина, то еще раз хочу подчеркнуть: никотин относится к той же группе веществ, что и теин и кофеин. Почему же никто не бьет в набат по поводу чая и кофе?!...

Еще одна проблематика в опубликованной статье – образование формальдегида в процессе вейпинга. Правда, авторы упоминают о том, что это происходит не всегда, и лишь некоторые вещества образуют смертельно опасный формальдегид.

Зададимся вопросом – в чём отличие курения от вейпинга? Основное отличие в том, что в курении вреден сам процесс – сожжение табака с выделением кучи дряни. Вейпинг – процесс нагревания парообразующей жидкости – безопасен, но в нем могут использоваться вредные для здоровья вещества. А потому, главная задача вейпинга – не запретить и отвергнуть – но сделать его безопасным для абсолютного большинства пользователей – выявлять вредные компоненты, запрещать их продажу, совершенствовать элементы вейпинга, делая процесс безопасным, а может быть даже и в чем-то полезным для здоровья вейперов, сорок процентов из которых (упомянуто в статье) бросают курить навсегда.

А до того, будем считать, что и эта атака табачки на вейпинг оказалась жалкой и отбитой по всем фронтам.
Мансур Гиматов

ЛЕКЦИЯ О ПРОЦЕССНОМ ПОДХОДЕ

Мы как-то привыкли к использованию сей новомодной терминологии, вставляя ее куда ни попадя, даже не подозревая, что процессный подход – это не просто некое новшество в производственном управлении, но это – новый подход к изучению всей Природы и построению нашей жизнедеятельности.

Но начнем все-таки с управленческой методологии, освещая вопрос – что дает нам процессный подход применительно к системе управления предприятием?

Итак, имеем некое предприятие, в рамках которого реализовано, скажем, пять производственных процессов (ПП), осуществляющих выпуск, соответственно, пяти товаров (товаров может быть и больше – «параллельных», но мы не будем на них отвлекаться).

В абсолютном большинстве случаев (да это, в принципе, и разумный подход с точки зрения экономии ресурсов) мы будем иметь на нашем предприятии так называемое функциональное управление. Функциональное управление характеризуется тем, что выделяется дополнительный (непосредственно к производственным процессам) функционал – кадры, снабжение, финансовое обеспечение и т.п., который обобщается (усредняется) для всех пяти производственных процессов, обеспечивая работу каждого из них. Т.е. для всех пяти производственных процессов у нас будет один отдел кадров, одно снабженческое подразделение и т.д., что вполне выгодно и понятно с точки зрения управления предприятием: не надо думать в какой из пяти ящиков сунуть директиву, скажем, по снабжению – выбор единичен, а потому – очевиден.

Отвлекаясь от управленческой тематики, здесь необходимо отметить, что функциональное управление – по сути – это использование математического аппарата в организационной структуре предприятия. Т.е. мы обезличили производственные процессы, присвоив каждому из них номера от одного до пяти, и в таком виде пропускаем через функциональный агрегат. Как в начальной арифметике – одно дерево плюс другое дерево равно два дерева, а какие это деревья – лиственные или хвойные, яблони или березы – уже никому не интересно.

Преимущества функционального управления в каком-то смысле сложно описать – настолько они очевидны. Недаром абсолютное большинство предприятий использует именно эту модель управления. А потому мы переключимся на процессное управление: чем оно отличается от функционального и какие преимущества и в каких случаях оно имеет?

Нетрудно догадаться, что процессное управление ориентировано на производственные процессы, которым возвращается весь ранее выделенный дополнительный функционал, буквально встраиваемый в тело процесса. При этом у собственника предприятия появляется совладелец (совладельцы) процессом, несущий полную ответственность за выпуск и качество производимого товара.

В наибольшей степени схема взаимодействий собственника и совладельца бизнес-процессом напоминает аутсорсинговую модель, где владелец выкупает произведенный товар у совладельцев по цене, устраивающей всех: собственника, поскольку цена товара ниже рыночной, и он получит прибыль от его продажи; совладельцев, поскольку цена товара выше себестоимости, и уже они получат прибыль от собственной деятельности.

Сравнительно с функциональным управлением подобный подход весьма затратен, к тому же мы получаем снижение объемов прибыли с каждого товара (приходится делиться с совладельцем), а также существенный рост затрат в переходной период. Но он дает два очень весомых преимущества.

Во-первых, собственник всегда точно знает размер маржи на получаемом в данном бизнес-процессе (БП) продукте. И все его действия диктуются размером получаемой прибыли. Иначе говоря, если каждый производимый холодильник дает, скажем, тысячу рублей прибыли, то умножая на соответствующий их выпуск, мы получаем четкую цифру получаемой с данного БП прибыли за любой период времени независимо ни от каких иных условий и действий. И это одно из самых существенных отличий применительно к функциональному управлению, где все расчеты ведутся исходя из производимых затрат с неопределенным исходом по прибыли (плановая прибыль может весьма существенно отличаться от фактической).

А во-вторых, процессное управление не имеет ограничений в росте в отличие от функционального. Т.е. кубики БП можно укладывать в схему сколько угодно и в какой угодно последовательности. При этом вы не лезете в сам процесс – он вам неинтересен. Точно также как в выделенном отделе снабжения вы не задумываетесь – кому передать директиву, так и в выделенном БП у вас нет вариантов выбора – все вопросы решает совладелец. Тогда как предприятие с функциональным управлением расширять и развивать крайне сложно, особенно в точке, где управлению требуется организация нового дополнительного уровня (новые замы, новые отделы и т.п.). Развитие и расширение предприятия с функциональным управление – настоящая головная боль для собственника, тогда как процессное управление этой проблематики полностью лишено.

Схематично функциональное управление можно обрисовать следующим образом: реализовав необходимые производственные процессы, мы конструируем некие дополнительные агрегаты, обеспечивающие наши ПП различными ресурсами, с помощью которых мы будем в дальнейшем управлять производством продукции. И когда наступает период развития – расширяются производства, добавляются новые производственные процессы – наши агрегаты перестают справляться с работой, формируя, так называемые, «бутылочные горлышки», которые приходится либо расширять, усиливая и расширяя сам агрегат, либо вводить дополнительный и параллельный агрегат, что нарушает один из принципов функционального управления – оптимизацию расходов на функционал.

Процессное же управление – это один единственный агрегат, как будто вы транзисторную схему заменили одной микросхемой. И в начальный момент вам необходимо построить не отдельные выделенные функциональные агрегаты, но полностью работающий, единый  производственный агрегат. Учесть все нюансы, всю специфику производства и его обеспечения, и упаковать всё это в одну коробку бизнес-процесса. И теперь у вас есть лишь одно устройство с прорезью для вложения купюр и кнопкой «Пуск».

И последнее из того, что необходимо отметить: процессное управление имеет перспективу лишь во внекризисные периоды. И лишь потому, что падение покупательского спроса в кризисные периоды может привести либо к снижению цен на соответствующий товар, либо к снижению объемов продаж. И то, и другое для бизнес-процессов – катастрофично. Да и сами затраты на БП теряют смысл в условиях, когда нет возможности расширять объемы производственной деятельности. Экономический кризис и [производственные] бизнес-процессы несовместимы, что, впрочем, не мешает развитию торговых БП, а также БП в среде гос.учреждений.

И еще раз о сути перехода от одной формы управления к другой. Если используя функциональное управление, мы строили выделенные производственные процессы и некие блоки управления из дополнительного функционала, т.е. на нашем условном предприятии мы имели пять производственных блоков и около десятка дополнительных функциональных блоков, объединение которых давало результат по нашим пяти товарам. То процессное управление позволяет иметь лишь пять блоков – БП, качественное отличие которых от предыдущего варианта заключено в гибкости их расположения на схеме, тогда как функциональное управление требует жесткого закрепления всех его компонентов. Т.е. полтора десятка блоков функционального управления могут располагаться только так и никак иначе, а пять блоков с процессным управлением располагаются в произвольном порядке.

Иначе говоря, процессное управление – это переход к более крупным блокам, количество которых будет тождественно равно количеству производимых товаров, и обретение гибкости схемы управления на беспрецедентно низком для осмысления уровне. Справится любая кухарка!

Но… для того чтобы получить процессное управление вам необходимо полностью до последнего винтика разобрать производственный процесс, его операции, его взаимодействия, его логистику; понять как всё это работает, и лишь после этого собрать БП в наиболее удобном и эффективном варианте. И это основа процессного подхода!

Иными словами, процессный подход – это на 99% изучение процесса, и лишь 1% – на получение результата.

Процессный подход применим повсюду – в государственной деятельности – просто обязателен, без него невозможно эффективно управлять ресурсами соответствующих объемов; в науке, каковая сегодня безосновательно и ошибочно использует вероятностные математические конструкции; в торговле, распространяя и копируя эффективные макеты торговых организаций и т.д. и т.п.

В качестве наиболее примечательных примеров применения процессного подхода можно привести деятельность Николы Тесла, чье познание процессов электрических взаимодействий недоступно даже современной науке. Дмитрий Иванович Менделеев, осмыслив атомные взаимодействия, предложил свое виденье в виде периодической системы химических элементов. Или, скажем, Иоганн Готфрид Галле и Генрих Луи д'Арре, изучив схему движения Урана, указали точку нахождения планеты Нептун, о которой в тот момент ничего не было известно.

Также отметим, что если на первом этапе процессный подход занимается доскональным изучением того или иного процесса, напрочь отвергая вероятностные методики и оценки, то на следующем этапе используется стиль мышления «черного ящика»: зная, что подавая нечто на вход, мы получим соответствующий результат, строим из этих ящиков огромный конструктор. Первый этап отвечает за построение «бизнес-процесса» (и неважно – производственного, научного или какого еще), а второй – за его использование и наращивание «прибыли», каковая может выражаться не только в денежном эквиваленте, но и в объеме научных познаний, технологических достижений и т.д.

Процессный подход – это основа развития программирования и информационных технологий. Вряд ли мы имели бы даже 10% от существующего программного обеспечения, если бы оно осуществлялось в машинных кодах или низкоуровневыми языками программирования.

Процессный подход позволил осуществить Китаю прорыв в строительных технологиях, где 57-этажный небоскреб строится под ключ (с мебелью и подключенными коммуникациями!) за 19 дней.

Процессный подход – это будущее глобального мира, его системы управления, научного виденья и технологического развития. Без него наш мир сегодня превращается в захламленный муравейник, а мы же сами уподобляемся Сизифу, толкающего камень, который к тому же растет по мере приближения к вершине.
Мансур Гиматов

Хаос (рецензия одной книги)

Моя дочь – Юлия Гиматова – после окончания экономического университета нашла себя на поприще перевода английской литературы.

Ну, нашла и нашла… чего-то особо необычного в этом нет, хотя и логика выбора не совсем стандартна. И теперь, когда список ее трудов приблизился к нескольким десяткам, решил ознакомиться с одним из них, а именно Тим Харфорд «Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему» (издательство "Манн, Иванов и Фербер", Москва, 2018 г.).


Надо сказать, что книга меня удивила. Мало того, что 23-летней девчонке удалось связно и легкочитаемо изложить сложный труд известного американского колумниста Financial Times. Так и самому автору удалось сказать то, над чем лично мне захотелось и задуматься, и развить его мысли уже в собственном прочтении/понимании.

300-страничная книга изобилует массой примеров из совершенно различных областей, которыми Тим Харфорд пытается доказать, что хаос или лучше сказать беспорядок (а порой и намеренный (!) беспорядок) иногда позволяет получить поразительные результаты. Так известный пианист Кит Джаррет, которого уговорили сыграть на маленьком расстроенном пианино, вынужден был играть на нем так, что это привело его на вершины славы. Отказ от упорядоченности Дэвида Боуи, в итоге создавшего несколько музыкальных направлений. А результатом карточек Брайана Ино, которые случайным образом доставались музыкантам его команды, и те обязаны были в своей игре отразить суть написанного в карточке слова, является тот факт, что в топ-100 лучших альбомов 70-ых имя Брайана Ино запечатлено более чем в четверти из них….

Весьма впечатлил рассказ об эксперименте, проведенном группой ученых под руководством социального психолога Музафера Шерифа над 11-летними бойскаутами. Тщательные подобранные мальчики из благополучных протестантских семей, разделенные на 2 группы, несмотря на всю благоприятность окружающей обстановки, устроили настоящую войну друг другу. Кидались кашей в столовой, воровали и уничтожали призы, завоеванные в официальных соревнованиях, не упускали случая унизить «противника»… Эти одиннадцатилетние дети настолько ненавидели друг друга, и заметьте – здесь нет каких-либо финансовых притяжений или, скажем, сексуальной, подоплеки – и, тем не менее, они готовы были убить или покалечить друг друга. Лишь ценой грандиозных усилий со стороны ученых, придумавших и реализовавших «внешние» угрозы, в ходе устранения которых, мальчишки вынуждены были объединить усилия групп, удалось снизить накал противостояния, а затем и подружить «антагонистические» группы.

А что уж говорить о противостояниях буржуазии и пролетариата, различных религиозных, этнических и национальных противостояниях?! Когда даже болельщики Спартаки и ЦСКА идут стенка на стенку безо всяких на то оснований и причин! Это наше «нутро» и суть, изменить которые можно лишь ценой неимоверных усилий!

Подозреваю, хотя в книге этого прямо и не указано, что в начальный момент мальчишек слегка столкнули лбами, дабы посмотреть – к чему это может привести…. И получили всепоглощающую ненависть друг к другу. Но скажите, а не таким ли же образом было реализовано противостояние, скажем, христианства и мусульманства?! Ведь еще в 11-12 веках христианские церкви строились украшенные мусульманской символикой, а Афанасий Никитин в своем «Хождение за три моря» (1468-1474), обращаясь к пресвятой Богородице, заканчивал молитву «Алла бисмилля»!...

В книге запомнился рассказ о «Здании 20» – корпусе Массачусетского технологического института площадью 18 500 кв.м. Здание спроектировали весной 1943 г. буквально за один вечер, а построили из фанеры, асбеста и шлакобетонных блоков – уродливое приземистое 3-х этажное строение – лишь чуть медленнее. В итоге, Здание 20 отметилось массой революционных изобретений и новшеств. Из него вышло 9 Нобелевских лауреатов. Структура здания была настолько неудобной (хаотичной) и пожароопасной, что после его строительства было принято решение о том, что данное здание будет стоять лишь в военный период, после чего его должны будут снести. Здание снесли лишь в 1998 г., а президент МТИ 1970-ых Джером Визнер назвал его «лучшим зданием университета»...

Стандартная ситуация: некая творческая конференция, на которую большинство идет за новыми знакомствами и идеями. Но если через какое-то время сделать групповой «снимок» этой конференции, то выяснится, что все пришедшие разделились на группы по знакомству, вопреки поставленной цели/задачам! И это – не является чем-то необычным – стандартное действо абсолютного большинства людей, запечатленное в блестящем психологическом этюде!

Так вот, хаос, создаваемый Зданием 20, его неупорядоченная структура заставляли людей сталкиваться в самых неожиданных местах/временах, передавая решения в смежные области, создавая группы разработчиков, каковые никогда не были бы созданы ни в одном другом месте. Как итог и те поразительные результаты, каковыми отмечено Здание 20.

Еще одним позитивным примером использования хаоса является тактика/стратегия генерала Роммеля, каковые он, будучи еще лейтенантом, начал применять во Франции, и успех которых навсегда ввел в наш обиход понятие «блицкриг», а продолжил уже в Африке, разгромив союзные войска лишь двумя дивизиями войск (одна – танковая дивизия, и одна – моторизованная). Суть стратегии заключается в том, что Роммель, действиями своих войск разрушал стандартный порядок: он не мог атаковать здесь и сейчас, но он атаковал; он не мог покинуть это место, но он уходил и т.п. Тем самым он дезориентировал противника, вносил хаос во все проистекающие вокруг процессы, и пользуясь этим – дергал одну рыбку за другой. В годы второй мировой во Франции он со своими танковыми частями далеко ушел в тыл противника, сея хаос и панику и захватил 97 тыс. военнопленных.

Еще одним, но на сей раз – крайне неудачным, на мой взгляд, примером – является описание леса из швейцарских елей, очищенный и облагороженный, с целью получения большего количества соответствующей древесины. Эксперимент провалился. Деревья захирели и стали погибать от недостатка перегноя, получавшегося ранее из удаленного бурелома….

Этим примером автор еще раз хотел подчеркнуть позитивную роль хаоса в окружающем нас миропорядке. Но помимо этого примера – и очень удивительного, если не сказать исключительного примера, можно привести тысячи и тысячи контрпримеров – гибели садов, лесополос, да и просто лесов от банального мусора и неухоженности – их искать не нужно! И случай со швейцарскими елями – это не правило, это – исключение из правил, хотя и подобные вещи также случаются.

Ну, и невозможно пройти мимо правила, которое Тим Харфорд выводит на основе множества примеров, наблюдений, опытов: обстановка на рабочих местах, обустроенная находящимися там сотрудниками, благоприятно влияет на производительность труда. И наоборот, излишня упорядоченность рабочих мест, минимализм предметов, насаждаемый руководством, создает угнетающую обстановку, уничтожает творческие порывы и снижает общую производительность труда. Но при этом излишняя и даже нормальная ритмичность-благополучность рабочих процессов (особенно – творческих процессов) также снижают производительность труда. Капельки аритмии, нервозности обстановки – как это ни странно – увеличивают отдачу и производительность. С последним выводом хочется поспорить, и было бы интересно увидеть результаты соответствующих экспериментов как в краткосрочной, так и долгосрочной перспективе.

Подытоживая, автор Тим Харфорд высказывает мысль о том, что, несмотря на то, что беспорядок и хаос крайне неудобны и утомительны для окружающих, они порой вносят в нашу жизнь новые творческие струи, получение которых в упорядоченной жизни буквально невозможно. Правда, автор отмечает и крупные риски, каковые появляются в ходе подобных действий. И как знать, возможно, что подобные эксперименты мы проводим куда как чаще, но история не помнит имена неудачников, коих возможно было много больше, чем приведенных в книге удач.

Но, тем не менее, развивая этот тезис автора, хочется добавить:

Что такое порядок/упорядоченность? По сути, автор утверждает, что это некая противоположность хаосу. Но, что такое хаос?...

Не буду утомлять нудными рассуждениями, но указанные термины характеризуют математику и природное начало. Порядок – это математический подход к построению чего-либо; хаос – это естество Природного развития. Порядок – это кладка из одинаковых кирпичиков, хаос – множество отличных друг от друга песчинок. И самое важное, что следует учесть: порядок, как и сама математика – плоть от плоти человеческая сущность, тогда как Природа математики не знает, не принимает и всегда стремится к разрушению всего мало-мальски упорядоченного.

При всем притом, порядок позволяет нам разрабатывать и использовать технологии, что, в свою очередь ускоряет получение продукции и увеличивает ее объемы. Упорядоченные по форме и размеру кирпичи идут на строительство домов, отражая нашу приверженность как к арифметике, так и к геометрии. Всё здесь замечательно, за исключением того, что подобная упорядоченность влечет за собой скудность получаемого ассортимента. Схожесть кирпичиков влечет за собой схожесть домов, а следом и схожесть улиц, городов. И для того чтобы вырваться из этого круга, нам нужно либо использовать другие элементы математического конструктора, либо отказаться на время от упорядоченности в пользу Природного естества.

И соглашусь с автором, что особенно важно использование подобных методик в неких творческих направлениях – музыке, получении новых технологий и т.п. Но вот в бизнесе, науке и других упорядоченных сферах необходимо говорить не о хаосе и разрушении порядка, но о процессном подходе, основы которого пытался заложить Майк Хаммер.

Его «бизнес-процесс» – как проектирование и использование процесса получения какого-то конечного продукта, применим в любой «незаматематизированнной» сфере. Сначала изучение/проектирование процесса и лишь затем упорядочивание (математизация) результатов. Например, имея зерна некой культуры (сорта пшеницы, например), мы можем проэкспериментировать с различными видами почвы, удобрений, поливом и т.д. и т.п. И лишь получив соответствующие результаты, мы можем их «математизировать», распространяя результат на гектары площадей.

Другой пример. Сегодня наша наука упорядочила естественным образом все явления: физика изучает физические процессы, биология – биологические и т.п. Но обратите внимание, что самые интересные открытия совершаются на стыках различных наук. А почему?... Более того, внутри указанных направлений все результаты распределены в основном по визуальным – т.е. наиболее доступным для наблюдения – признакам. Скажем, 6 ножек – это жук (муравей, таракан), а 8 – это паук…. Но насколько важен этот признак? И для каких процессов он важен?...

Если посмотреть на таблицу различий биологических видов, то их систематизация очень слабо привязана к процессам жизнедеятельности. Отличие ради отличия. Но, если эту таблицу рассортировать не по «строкам», а по иным «столбцам», мы можем получить удивительнейшую картину. Даже если эти «столбцы» будут выбраны случайным образом! И совершенно точно, что будут получены потрясающие результаты, если признаки сортировки будут выбраны на основе изучения процессов жизнедеятельности. Сначала процесс – затем математизация!

И это касается не только биологии, но практически всех наук, изучающих окружающую нас Природу – от физики, географии и биологии и до экономики и социальной сферы. Не побоюсь предсказать, но в ближайшем будущем нас ждут просто удивительные открытия, предвестником коих и выступает Тим Харфорд в своей книге «Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему».

Очень познавательная работа. Рекомендую. Думается, что каждый менеджер высшего и среднего звеньев управления просто обязан с ней ознакомиться, а многие – подозреваю – сделают ее настольной книгой.
Мансур Гиматов

Кризис сквозь призму формационного развития. Часть 1.

Что есть КРИЗИС? Не в смысле технических деталей и тенденций, но его сущности, его фундамента и основополагающих принципов? Является ли кризис неким «природным явлением» или же это нечто рукотворное? И если последнее то, что можно сделать для искоренения самой возможности его наступления?

Попытаемся ответить на все эти вопросы, опираясь на постулаты теории формационного развития общества.

Анализ и критика формационной теории Маркса

В 1859 г. в работе «К критике политической экономии» Маркс выделил «прогрессивные эпохи экономической общественной формации», определенные им по общественным способам производства, в числе которых были названы азиатский, античный (рабовладельческий), феодальный и капиталистический.

Фактически Маркс выдвинул утверждение, что развитие человечества, несмотря на всю непредсказуемость своего поведения, происходит строго на основе принципов, схожих с развитием геологических слоев – формаций, на основе поступательно-последовательного продвижения, где одно следует строго за другим, без отклонений и какого-либо хаоса.

И с этим трудно не согласиться.

Но уже сами формации, названные им, вызывают множество критических вопросов. Например, что значит «азиатская» формация, и как она отразилась на развитии общества, скажем, в Европе? Или, в России (например) никогда не было рабовладения – а тогда как быть со «строгой последовательностью» формационных слоев?

Еще один критический пример: в США в канун гражданской войны явно прослеживается рабовладельческий период, хотя в целом этот период относится уже к капиталистической эпохе…. И как тут быть? Так рабовладение было тогда в США или капитализм? А куда подевался феодальный слой?!

Объем подобных критических вопросов оказался столь весомым, что противники формационного развития выдвинули встречную теорию, названную ими цивилизационной. В ней утверждается, что каждая цивилизация прошла свой, неповторимый другими путь развития, правила которого индивидуальны для каждой из известных цивилизаций – от древнего Рима и Египта и до современных общественных образований.

С этим также трудно спорить, но, тем не менее, общественные слои-формации имеют право на существование, и их необходимо лишь правильно определить.

На мой взгляд, ошибочное представление формаций продиктовано чрезмерным увлечением политической составляющей, каковое заставило диалектика Маркса отказаться от одного из основных диалектических законов – переход количества в качество, буквально напрашивающегося в формационном представлении, а материалиста Маркса – выдвинуть в качестве основы формационного развития некую идеалистическую сущность (по крайней мере, не материалистическую) – общественные взаимоотношения.

Т.е. общественные взаимоотношения (апофеоз развития!), каковые формируются на финальной стадии эволюционного процесса как симбиоз производительных сил, геополитических условий, экономических, финансовых, религиозных и множества других составляющих, укладываются в качестве фундамента формационного развития!... Это просто невероятная и грубейшая ошибка!

Именно производительные силы, их уровень развития и являются основой определения формации. Это куда ближе с точки зрения материализма. Также удовлетворяет подобное и законам диалектики, где каждый предыдущий уровень развития производительных сил, накапливаясь количественно (производительность труда), делал качественный скачок, выходя на новый уровень – новую формацию. И уже отталкиваясь от этой логики, мы четко видим два больших формационных слоя, каковые были пройдены человечеством на всех континентах и во всех без исключений цивилизациях:

- сельскохозяйственный уровень развития

- промышленный уровень развития

Исходя из сказанного видно, что одному формационному слою могут соответствовать различные общественные отношения. Так в сельском хозяйстве мы наблюдаем и рабские взаимоотношения, и феодальные, а в текущих условиях – и наемный труд. Аналогично и в промышленной сфере, где лишь вопросы эффективности не позволяют иным кроме наемного труда формам проявляться более значительно. Но подчеркнем главное: однозначного соответствия между формационным слоем и общественными взаимоотношениями нет и быть не может!

Также необходимо пояснить то, что Маркс называл «азиатским способом производства»[i], а в дальнейшем и уже советскими идеологами было названо «первобытнообщинным строем». Переводя эту нелепицу на нормальный язык, мы понимаем, что, во-первых, речь идет о дообщественном развитии (т.е. общество – как таковое – на этом этапе еще не было сформировано). А во-вторых, имеются в виду разнообразные формационные пласты, связанные с такими видами деятельности как охота, собирательство, отчасти земледелие и скотоводство. Т.е. – да – эти пласты не имеют строгих последовательностей, и лишь частично присутствуют в различных геолокациях. Но лишь потому, что именно они являются отправными точками и задают вектор общественного развития. Именно это разнообразие и позволяет говорить нам о множественных цивилизационных формах, ничуть не противореча формационной гипотезе!

Также нужно выделить и третий слой, к которому устремлено современное человечество – информационный, движение к каковому уже началось, а начальный этап его получил название постиндустриальная эпоха[ii].

И вот тут, опираясь на заложенные кирпичики нового основания формационной теории, у нас возникает большущий вопрос: а куда нам теперь с социализмом-капитализмом идтить?...




[i] Следует отметить, что «азиатский способ производства» - это не в адрес, скажем, арабов, или китайцев. Появление подобного термина «посвящено» России, каковую Маркс, считавший Россию варварской страной с соответствующими традициями, ненавидел всю свою жизнь. И уже одно это говорит нам о субъективности Маркса, и связанных с этим возможных ошибках в его выкладках.

[ii] Кстати говоря, это просто невероятно! Вот оно есть – интуитивно названное, но абсолютно правильное определение – «постиндустриальная эпоха», каковое не вписывается ни в формационную, ни в цивилизационную теории. И новое определение используется, ничуть не смущаясь его несоответствием, и старые теории не пересматриваются – не выбрасываются!... И так пойдет!...

Мансур Гиматов

Биологическое строение Солнечной системы

Несмотря на многократно подтвержденную истину – множество Природных форм имеют единый механизм происхождения – человечество во многих сферах пытается придумать и навязать себе нечто мудреное и фантастическое.

Но не будем напирать на критику – просто попытаемся изложить-осмыслить новый вариант «биологического» строения Солнечной системы.

Для нашего изложения потребуется понимание термина «клетка» из мира биологии, а потому приведем несколько исторических фактов и положений клеточной теории[i]:

  1. Клетка – основная единица строения и развития всех живых организмов.

  2. Клетки всех одно- и многоклеточных организмов сходны по своему строению, химическому составу, основным проявлением жизнедеятельности и обмену веществ.

  3. Размножаются клетки путём деления.


Все живые существа состоят из клеток – маленьких, окруженных мембраной полостей, заполненных концентрированным водным раствором химических веществ. Клетка  — элементарная единица строения и жизнедеятельности всех живых организмов (кроме вирусов, о которых нередко говорят как о неклеточных формах жизни), обладающая собственным обменом веществ, способная к самостоятельному существованию, самовоспроизведению и развитию. Все живые организмы либо, как многоклеточные животные, растения и грибы, состоят из множества клеток, либо, как многие простейшие и бактерии, являются одноклеточными организмами[ii].

Схема строения животной клетки:


Живая неорганика

И теперь, когда мы освежили базовые знания клеточной теории, попробуем найти связи органических форм жизни с неорганикой. Как ни удивительно, но их достаточно много.

Так, например, в Румынии живут – растут и размножаются – трованты:

С виду – обычные камни, но после дождя начинают расти, как грибы, зачастую образуя на боках наросты, которые под собственным весом отваливаются и затем растут самостоятельно.

Известны морские живые камни – асцидии, каковые, на мой взгляд, должны занять переходную ступень между органическими и неорганическими формами жизни:

И совсем уж удивительные и необъяснимые факты нам дают движущиеся камни долины Смерти в Калифорнии,

прототипы которых обнаружены на Луне

и Марсе:

Конечно, говоря о «необъяснимости», мы подразумеваем, что современная наука не признает не органические формы жизни. В случае же, если мы нарушим это «табу», то вся удивительность и необъяснимость мгновенно исчезает: самые обычные и примитивные формы жизни – растущие, размножающиеся, движущиеся….

Но, если неорганическая жизнь все-таки существует, то можно ли предположить, что она имеет и иные формы, которые окружают нас, но которые никогда не рассматривались как живые, развивающиеся объекты? Попробуем взглянуть на планеты Солнечной системы как на живые организмы.

Удивительно, но даже предполагаемое внутреннее строение планеты Земля более всего напоминает строение органической клетки:

То же ядро, та же оболочка, та же мантия-плазма…. Земля – неорганическая макроклетка?! С одной стороны – малодоказательно, но, с другой – мы не имеем и доказательств противного! И тот факт, что рассматривать Землю в виде живой формы никто и не пытался, существенно расширяет нам как сферу поиска, так и набор инструментов для получения возможных решений и доказательств.

Геологические факторы

В 1912 году немецкий геолог Альфред Вегенер предложил новую гипотезу о дрейфе материков, в ходе которой было высказано предположение о существовании ранее единого материка Пангея, расколовшегося более 200 млн. лет назад на части, каковые и создали современное материковое представление земной поверхности. Данная гипотеза, хотя и вносит новые нотки-мотивы в характер изменений земной поверхности, но, по большому счету, не отвечает ни на один актуальный вопрос, связанный с образованием земной поверхности – Как образовалась Земля? Каким образом возникли атмосфера и океан? Какие силы сформировали, а затем разломили Пангею на части? – перенося большую часть ответов на вновь образованную сущность «дрейф материков».
Рисунок А.Вегенера – «Пангея»

Присмотритесь к этому рисунку – не кажется ли вам, что Пангея – это не плоская, но сферическая – сама по себе образующая сферу – фигура? Пангея – не материк! Пангея – это оболочка планеты Земля, которая раскололась на части, а затем уже собственно рост планеты расставил материки на свои места! Не «дрейф материков», но рост планеты сформировал все географические особенности планеты Земля.

А уже этот вариант гипотезы Вегенера, отвечает практически на все заданные ранее вопросы:

Именно в ходе разлома Пангеи сформировались земная атмосфера и океан. Грандиозный катаклизм создал горные цепи по линиям разлома. А мягкое и эластичное межматериковое соединение выступило в роли стенок надувного шарика, что и привело в дальнейшем к существенному различию толщины земной коры под океаном (6-8 км) и на материках (30-40 км).

Рост планеты объясняет множество природных явлений: сейсмическую активность, бьющие гейзеры и родники, источники которых залезают на многокилометровые высоты…. Поясняет, каким образом мог возникнуть «ледниковый период» (мегаватты тепла, вынесенные на поверхность Земли, создали субтропический климат, но дальнейшее остывание планеты привело к соответствующему эффекту ледникового периода). И в противовес существующему научному мнению становится понятным, что Гольфстрим – это не просто океаническое течение, но – крупнейшая река на Земле, несущая свои теплые и соленые воды почти от Антарктиды и до Скандинавии.

Представляете – лишь крохотное добавление к гипотезе Вегенера, а какой эффект!

Физическая сущность роста Земли

Заведомо извинюсь перед читателем – физика и я – вещи несовместимые. Но ниже представлено лично мое понимание происходящего в недрах планеты, каковое, возможно, требует уточнений и корректировок.

В принципе, единственный существенный фактор, внесенный мною в давно известную схему строения Земли, касается ядра планеты. А для того чтобы понять, почему я это сделал – напомню одну из аксиом клеточной теории: все организмы состоят из клеток, сходных по строению. В центре Земли мною размещено маленькое солнце, термоядерная реакция которого и является основой всего происходящего на планете.

Итак, в процессе термоядерной реакции из веществ, окружающих ядро, выбиваются элементарные частицы, что ведет к образованию простейших атомов – гелия и водорода, присоединяющихся к ядру (рост ядра планеты). Также в ходе термоядерной реакции образуется вода, пары которой поднимаются к внутренней поверхности Земли, создавая колоссальное давление. Именно это давление и порождает сейсмическую активность, а также буквально выдавливает водяной конденсат на внешнюю поверхность, и не позволяет воде стекать обратно под земную кору.

Также рост давления создает внутренние нагрузки на земную поверхность, которые после первичного разрыва земной оболочки – Пангеи ведут к растяжению относительно эластичных фрагментов поверхности, соединяющих материки. Планета Земля растет за счет увеличения океана, но не суши, что, в свою очередь, скрывает от наших глаз собственно процесс роста. К тому же, образуемая в ходе термоядерных реакций вода, выдавливаемая на поверхность, заполняет вновь образованные пространства, создавая дополнительные сложности в обнаружении постоянно происходящих изменений. Получаемые же со спутников данные, каковые гласят о ежегодном «разбеге» материков на 4-7 см, указывают нам на то, что радиус планеты растет примерно на 1 см в год. И иных «мотивов», кроме как рост планеты, у движения материков быть не может.

Жизнь и смерть макроорганизмов

Вводя сущность «жизнь» (как развитие-рост и размножение) для звезд и планет, нужно предположить и наличие противоположного процесса – «смерть». И обзор информации о планетах Солнечной системы с этой точки зрения подготовил нам массу неожиданных «сюрпризов», которые, с одной стороны, полностью подтверждают высказанную гипотезу, а с другой, гласят о том, что человечество находится в большой опасности.

Во-первых, что такое смерть планеты, рассказывает нам Марс, который имеет огромный кратер с одной стороны планеты, и гигантский вулкан (высота 26,5 км!) – с противоположной. Всё указывает на то, что эти объекты возникли одномоментно: удар астероида оказался настолько мощным, что помимо кратера от воздействия внутренней гидродинамической волны на другой стороне планеты возник огромный вулкан. Этот удар убил макроорганизм «Марс». А дальнейшую его судьбу можно представить, изучая внешние виды следующих за Марсом планет.

Планеты начинают разлагаться, что проявляется в виде появления внешних колец (как у Юпитера и Сатурна). Затем они разбухают, превращаясь в газовый – водородно-гелиевый – гигант (как Нептун). И в итоге, теряют газовую оболочку, оставляя после себя лишь в «костяшку» (как Плутон), каковые мы отнесли к транс-нептуновым объектам.

Самый простые и наглядные показатели живых планет – это их плотность (выше 5 г/см3) и наличие сейсмической активности.

Если же вновь обратиться к физической сущности уже понятия «смерть», то мне видится следующее: удар метеорита ведет к сбросу внутреннего давления, что мгновенно меняет качество проистекающей ядерной реакции ядра, главная особенность которого – прекращение выделения воды. Потеря давления внутри планеты ведет к тому, что образуемые водород и гелий, перестают удерживаться в ядре, и они перемещаются на поверхность планеты. Также отсутствие давления позволяет воде стечь с поверхности планеты внутрь, оставляя лишь следы своего былого присутствия. И практически всё это мы и наблюдаем на Марсе, а также на всех последующих за ним планетах, каковые, увы, также все мертвы.

Неорганическая биология

Хочу отметить, что живая ткань Вселенной – это единственное материалистическое представление мира, которое не требует введения такой сущности, как «Бог». Лишь живая Вселенная может порождать движение объектов, безо всяких сказок, начинающихся от «Сотворения мира» и, заканчивая «Большим взрывом».

Что же касается биологических правил развития неорганической жизни, то нам нужно лишь вновь перечислить основные положения клеточной теории:


  1. Макроклетка (планета, звезда) – основная единица строения и развития всей Вселенной;

  2. Макроклетки, образующие одно- и многоклеточные макроорганизмы (созвездия), схожи по своему строению, химическому составу[iii], основным проявлением жизнедеятельности и обмену веществ.

  3. Размножаются макроклетки путем деления.


Остается открытым вопрос рождения первой макроклетки в той или иной системе: как зародилось Солнце? Но и здесь можно предположить, что спутники погибших планет (только у Юпитера насчитывается 67 спутников) в итоге потеряют гравитационную связь с породившей их планетой, и устремятся в дальний космос, где, при наличии среды обитания пригодной для жизнедеятельности макроклетки, через многие миллионы лет засияет новая звезда[iv].

Также хочется обратить внимание на схожесть комет с неклеточными формами органической жизни – вирусами. Возможно, что наблюдения и выводы в одной из этих сфер помогут найти решение в другой.

Рассуждая о возможностях и проявлениях жизнедеятельности неорганических форм в общем случае и макроорганизмов в частности, необходимо учитывать существенное отличие в скорости проистекания жизненных процессов сравнительно с органическими формами. Органика и неорганика живут в различных временных континуумах! Жизнь человека сравнима с одним ударом «пульса» планеты. Потому-то мы и не замечаем проявлений неорганической жизнедеятельности, каковые во многом повторяют процессы органической жизнедеятельности.

Так, макроклетки питаются космической пылью, притягивая ее с помощью гравитации. Не удивлюсь, если в итоге выяснится, что гравитационные поля – свойство сугубо живых организмов, мертвые же макроклетки теряют возможность притяжения. Данный вывод подтверждается и «движущимися камнями» долины Смерти (а также Луны и Марса), в отношении движения которых единственным относительно малофантастическим предположением является вывод, что валуны для перемещения используют собственное гравитационное поле (или антиполе по отношению к земному), каковое они умеют получать, преобразуя тепловую энергию Солнца. На Земле, где гравитация достаточно велика, получаемое поле позволяет лишь чуть приподниматься над поверхностью, что ведет к образованию сплошного непрерывного следа. Но на Луне и Марсе, где гравитация меньше Земной, валунам удается полностью отрываться от поверхности, оставляя за собой пунктирный след.

В отношении живых валунов добавлю еще то, что их присутствие на планетах чем-то напоминает симбиоз блох и собаки, где после гибели последней, блохи массово покидают объект возжелания, участвуя в образовании колец вокруг мертвой планеты:

Но вернемся к жизнедеятельности макроклеток. Их питание проистекает практически мгновенно за счет сгорания[v] космической пыли в атмосфере. Таким образом планета получает и дополнительную массу, и дополнительное тепло. И здесь следует отметить, что появление атмосферы на планете является и первейшей необходимостью для любой макроклетки, а также признаком ее «взрослости» – макроклетка научилась самостоятельно питаться.

Дальнейшее развитие макроклетки связано с образованием и развитием океанической поверхности, которая служит защитой планеты от внешних ударов. И здесь появляется интересный вопрос: почему бы планете не покрыться водой полностью, стопроцентно защищая себя от небольших и средних по величине ударов? Судя по всему, суша, открытая поверхность несут в себе какой-то важный для жизнедеятельности планеты смысл. Например, коммуникационный.

Вообще говоря, электромагнитные поля планеты играют важнейшую роль, заменяя собой и органы зрения/осязания, и средство коммуникации, а также средство воздействия на возможную угрозу и/или спасения от нее. Иными словами, планеты видят и слышат электромагнитными полями, а возможно и общаются с их помощью. Также можно предположить использование гравитационного воздействия, с помощью которого планета может оттолкнуть угрозу в сторону или сама переместиться в пространстве. Так, например, при рождении новой макроклетки, каковое может произойти лишь на фоне процессов, схожих с расколом Пангеи и выбросом материи в космическое пространство, радиальное движение вновь образованной клетки сменяется круговым вращением вокруг родителя.

Итогом развития макроклетки-планеты является превращение ее в звезду. Это – полностью развившийся макроорганизм, каковой обладает максимальными возможностями защиты и нападения.

Человек и Земля

Одним из побочных выводов, который получается из предлагаемой гипотезы, и каковой – уверен – огорчит множество поклонников научной фантастики, это вывод о том, что никаких пришельцев нет и быть их не может. Т.е. человек (как и любое другое существо) никогда не сможет покинуть пределы Солнечной системы, уйти от своих прародителей Солнца и Земли. Космос – не просто чужд и враждебен, он охотится за всем, что имеет неосторожность высунуться из своей мало-мальски защищающей скорлупки.

А человек – это творение Земли. Плоть от плоти. Мы на 90% состоим из воды – земной протоплазмы, каковая на другой планете (другой звездной системе) может оказаться совсем иной, примерно, как различаются группы крови у человека.

И поскольку всё развитие планеты направлено на повышение собственной безопасности, то можно предположить, что и мы сотворены для того чтобы выйти в космос и защищать планету (собственный дом!) от далеко не мнимых угроз.

И нам следует поторопиться с этим.







[iii] Схожесть химического состава макроклеток столь же относительна, сколь и схожесть обычной органической клетки.
[iv] Указанный вывод лишь калька с наблюдений на собственном огороде – так растет «дичок» косточковых растений. Тогда как ответ на вопрос о появлении самой первой звезды в нашей Вселенной следует искать в «малой бесконечности», где появление первой клетки происходит за счет постепенного роста ее органов в микро-Вселенной предыдущего уровня. Иначе говоря, вопрос получения органики из неорганики – это не химия/алхимия, но достаточно длительный процесс выращивания органических микросемян.
[v] Необходимо особо отметить, что все процессы горения - это усвоение неорганической пищи.
Мансур Гиматов

Наука и Природа или три кита современной науки

Задумавшись над вопросом – что заставило наших предков разместить Землю на трех китах, и запустить Солнце вращаться вокруг этого чуда? – осознаешь, что единственным ответом, помимо «принципа чукчи» – что вижу, то пою, является человеческая гордыня: человек – пуп Земли, царь Природы, и только вокруг него может вращаться Солнце и прочая мелкая шелупень....

Что удивительно, но эти же самые принципы присущи и современной науке: она настолько уверовала в свою состоятельность и, в какой-то степени, в собственное могущество (в технологическом плане), что не в состоянии не то что сделать шаг назад, но даже оглянуться, заплутав в нескольких сосенках собственных воззрений и теорий. Наука, осуществившая выход в космос, окутавшая планету коммуникационными сетями, эксплуатирующая нанотехнологии, не может ответить на элементарный вопрос – что такое родник, но при этом с упорством, достойного лучшего применения, ищет несуществующие бозоны, и вот-вот их найдет.

Но, давайте на минутку остановимся, и задумаемся над вопросом: что такое наука и каковы ее цели и предназначение?

С целями – всё просто. Это познание, систематизация мира и создание новых инструментов-технологий, обеспечивающих нашу жизнедеятельность. Именно эти цели позволяют нам говорить о двух основных направлениях развития науки – наука-познание и практическое применение ее результатов – технологическая наука. Но при этом, если со второй частью научной деятельности всё более-менее в порядке – технологии, действительно, развиваются и весьма впечатляющими темпами, то первая ее часть – познание – находится в таком запущенном состоянии, что просто диву даешься. Думается, в средневековье человечество куда более интенсивно осваивало мир, чем сегодня.

И дело тут не только и не столько в преградах, созданных современной экономикой (об этом отдельная песня), сколько в уже указанных принципах – что вижу, то пою и гордыне, засевшей в умах наших научных и политических деятелей.

В качестве примера: уже достаточно давно подсчитано, что ежегодный объем осадков на Земле составляет 100 000 км3. При этом в мировой океан ежегодно стекает пятикратный объем – 500 000 км3. Казалось бы – цифры на лицо – задайтесь же вопросом – почему?… Но, нет, гордыня не позволяет, и из года в год во всех школьных учебниках рассказывается о круговороте воды в природе…  

Если не обращать внимания на указанные финансово-экономические палки в научные колеса, то возникает вопрос: а что же еще дает столь неоднородное развитие научной мысли – понятийной и технологической? Почему технологии развиваются достаточно быстро, тогда как изучение мира топчется на месте? И тут вновь нужно признать еще один фактор научной гордыни, который имеет несколько иное представление сравнительно с уже указанным вариантом. И на этом остановимся подробнее.

Суть в том, что человек – существо «математическое». Т.е. вся его деятельность, всё его существование основано на математических принципах. Экономика, создавшая и обеспечившая существование общества, – чистой воды математика. Технологии, обеспечивающие нашу жизнь, построены исключительно за счет математической повторяемости элементов и логики. И даже, казалось бы, столь далекие от математики поэзия и музыка, – вновь являются ритмической записью слогов и звуков, т.е. и они являются той же математикой, но выраженной не столь привычными для нее способами.

Т.е. всё, абсолютно всё, связанное с человеком, основано на математике, ее принципах, логике и в ее представлениях. И нужно ли говорить, что и наша наука построена на тех же математических принципах, математическом моделировании событий и явлений, построении различных графиков и прогнозировании на их основе?

Как устроена любая технология? Мы подсмотрели в природе некое явление, создали его мат.модель и с помощью доступных нам средств физически сымитировали это явление. Т.е. из стекла, бетона, металла мы настрогали ворох кружочков и квадратиков, соединили их в нужной последовательности, добиваясь нужных нам итоговых результатов. И уже добившись результата, начинаем «клонировать» созданный механизм, при котором одним из важнейших элементов является снижение погрешности в копировании кружочков и квадратиков – чем меньше погрешность их получения, тем более точный клон мы получим, и тем более точный результат можно будет запланировать при его работе. Можно сказать, что любая технология – это физическая реализация математической последовательности – 1 объект, 2 объекта … n объектов – абсолютно математически идентичных (!) (точность получения которых, нас вполне устраивает).

Т.е. применительно к той части науки, которую мы назвали «технологической», использование математических принципов – безусловно. Технологии – по сути – это и есть математика, выраженная в стекле и бетоне. Потому-то мы и имеем очень неплохой результат в развитии данной научной области. Но, вот, насколько обоснован подобный подход в деле познания Природы? Насколько уместны и применимы уже здесь математические принципы?

Отвечая на этот вопрос, необходимо отметить главное: Природа математику не признает в абсолютной степени. Ей даже цифра «2» не известна. Нет, не существует в Природе двух одинаковых объектов, а явления развиваются наподобие растущего ветвящегося дерева, где каждая веточка, каждый листочек формируются индивидуально, не используя принципов математического клонирования. Множество различных Природных процессов, то сливаясь в единое русло, то растекаясь вновь, образуют неповторяемый узор, хаотично создавая то там, то сям уникальные объекты.

Изучать подобное можно лишь на процессной основе, следуя за линией процесса, вникая во взаимодействия пересекающихся движений, каждый раз анализируя индивидуальные результаты. Лишь когда процесс будет полностью изучен (понят, раскрыт), тогда и можно внутри оного применять математический аппарат. Но никак не наоборот, кода с помощью мат.апппарата формируется условная модель, натягиваемая на реальные процессы, а потом наступает момент удивления: как же так – процесс не хочет работать по предложенной модели!

А именно на подобной основе и происходит сегодня изучение мира: теория относительности, большой взрыв, поиски бозонов – все эти теории построены на основе мат.моделей, и не имеют ничего общего с реальным миром!

И вот эта склонность науки к математике, когда математика ставится впереди паровоза, и есть тот самый вариант гордыни, повсеместно практикуемой современной наукой. Ну, должна Природа вращаться вокруг созданных нами моделей, а как же еще!

Попробуйте с помощью математики предсказать поведение толпы на площади. Или, скажем, рассчитать-запрограммировать рост растения. Поиграться на Форексе с помощью математических формул… Без штанов останетесь! А почему? Потому что все эти явления несут в себе Природный характер, каковые математикой не рассчитываются. Вернее, можно сказать, что любой из предложенных математических вариантов-решений будут иметь некую вероятность достижения результата, приводя нас к мысли, что наука занимается не изучением Природы, но гаданием на математической гуще. А поскольку при переходе с уровня на уровень вероятности событий имеют свойство перемножаться, то и результат нашего гадания стремительно устремляется к круглому нулю!..

Природа – это множество взаимозависимых процессов, изучать которые необходимо на процессной основе, оперируя реальными данными, а не выдуманными математическими условностями. А на текущий момент три кита, на которых зиждется наша наука – это математика, математика и еще раз математика, и вся Вселенная вращается вокруг наших моделей, разбегаясь в многомерном пространстве под воздействием Большого взрыва, изменяя поток времени, рассчитанного по итогам вращения планеты Земля….

***

И дабы два раза не вставать…. Предлагаю несколько концепций научной философии, призванных для дальнейшего упорядоченного развития научной мысли.

1. Еще раз хочу подчеркнуть важность процессного подхода, ставя этот фактор на первую позицию. И он же формирует еще одно понимание Вселенной – как совокупности живых (растущих, размножающихся) неорганических макроорганизмов. Каждая планета и каждая звезда – это живой макроорганизм, развивающийся в соответствии с условиями той среды, в которой они находятся. И, кстати говоря, основой для изучения Вселенной должны быть не физика и математика, но – биология, ее принципы и понятия!

2. Бесконечность Вселенной необходимо понимать не только вглядываясь вдаль и прикладывая руку козырьком ко лбу. Бесконечность – это двунаправленное понятие: бесконечно большое и бесконечно малое. Лишь поняв, как из бесконечно малого появляется нечто, можно прогнозировать строение бесконечно больших объектов.

3. Время – это параметр каждого отдельного процесса. Время процесса определяется скоростью его проистечения и периодом его жизнедеятельности (конечно, при условии, что мы можем наблюдать весь этот период). Т.е. для каждого человека (например) время – это индивидуальный параметр, определяющий период его личной жизни. Не вращение Земли задает для каждого из нас временные установки, но индивидуальные процессы каждого конкретного организма создают условия и период жизнедеятельности. Время – это то, что находится внутри нас, но – не снаружи. Вращение Земли задает лишь ритм нашего существования, возможно, оказывая влияние (удлиняя или укорачивая) на все наши внутренние процессы, но основа закладывается именно нашим организмом.

***

Данные концепты создают новое миропонимание, где бесконечная живая Вселенная, имеющая различные (не только органическое!) проявления, растет-развивается из бесконечно малых микроэлементов в гигантские звездные соединения, образуя единую взаимосвязанную структуру.
 
Мансур Гиматов

Процесс или функция?

Дискуссии на тему процессного подхода несколько неожиданно для меня выявили факт непонимания многими вопроса: чем процесс отличается от функции? А в более общем плане – что такое процесс и что такое функция применительно к теории управления предприятием?

Данная тема возникла очень кстати в свете еще и того, что наше предприятие задумало ряд перемен, связанных с оптимизацией собственной деятельности. И данная работа в случае удачного ее завершения будет использована в качестве лекции, подводящей теоретическую основу под задуманные и обсуждаемые идеи.

Но, как бы то ни было…

Высказывания в дискуссиях грешат достаточно простой закономерностью: практически все они опираются на излишне математическое понимание указанных терминов – некие графики движения, свойственные как процессам, так и функциям – совершенно теряясь в дальнейшем в их отличиях. Чем график функции отличается от графического представления процесса? А ничем не отличается! Значит и процесс ничем не отличается от функции – как некая «математическая» условность, либо принимаемая сторонами, либо – нет…

На мой взгляд, для более «выпуклого» представления термина «процесс» лучше воспользоваться биологией, и ее вполне четко-представимого понятия «жизненный процесс». Производственный процесс как жизненный процесс выпускаемого продукта – от рождения и до момента его продажи. В таком варианте представления всё сразу встает на свои места.

Итак, процесс – это строго регламентированный набор операций, без которых выпуск нашего продукта физически невозможен. Или – скажем так – изменение любой операции в предложенном наборе изменит и сам продукт, подводя нас к мысли о том, что это уже другой продукт и другой процесс.

Функция же в отличие от процесса – это вспомогательная принадлежность, не обязательная по сути, но призванная к работе производственной структуры в результате самых разнообразных вариантов наших желаний и побуждений.
Например: мы проектируем изготовление продукта – от «взяли болванку» и до снятия самой последней стружки с оной – необходимое сырье, инструмент, участники процесса и т.п. Прогнали на производственном стенде и получили искомый результат – всё, продукт – то, что хотели, и осталось добиться лишь повторяемости действий и постоянства результата. И тут уже мы начинаем разрабатывать функционал, который позволит нам добиться этого. В ход идут снабженческие, кадровые и прочие решения, которые являются, по сути, функциональным обрамлением нашего производственного процесса. Может ли предприятие работать без отдела кадров? В принципе, может. Не говоря уж о том, что этот вопрос может решаться и в аутсорсинговом варианте, но наш процесс могут повторить и те, кто уже однажды его продемонстрировал. Это будет дорого, это – неудачный вариант решения, но он не изменит сути нашего процесса, не подменит продукт, который мы получили.

Но двинемся далее. Кто-то, кто в будущем займет ведущее место в службе маркетинга, подмечает, что наш продукт, завернутый в упаковку, продается лучше, чем без оной…. И вновь, к нашему процессу добавляется новый функционал, позволяющий повысить объемы продаж нашей продукции, и в тоже время не затрагивая-не меняя жизненно-важные операции производственного процесса. При этом в современных условиях продукт без упаковки к рассмотрению не принимается, и это ведет к слиянию первично выработанных операций процесса с вкраплениями функционала в единое целое…

Т.е., да, на практике вполне допустимо рассматривать отдельные элементы вспомогательного функционала как часть производственного процесса. Это удобно, не искажает теоретическую подоплеку и упрощает схематичное представление производственной деятельности. Но в теории всегда нужно понимать, где у вас собственно процесс, а где функциональные добавления, направленное на повышение производительности труда, эффективность производства, маркетинговые ходы и прочее, и прочее, и прочее….

Сам процесс – это жизненный цикл данного конкретного продукта, тогда как функционал – это фантики-бантики-рюшечки добавлений, не влияющих на итоговый продукт, но имеющих порой решающую значимость на финансовую составляющую вопроса – себестоимость, прибыль и т.п.

Ну, и поскольку каждое предприятие имеет не один производственный процесс, но некоторое их количество, то это ведет к тому, что обрамляющий эти процессы функционал выделяется в общие структуры. Выделяется единая для всех служба снабжения, единая кадровая служба, финансовая и т.д. Этот принцип и позволяет говорить о функциональном управлении на предприятии, поскольку выделенный функционал автоматически уходит на верхние ступени организационной иерархии сравнительно с производственными процессами. Там, где вспомогательный для данных конкретных производственных циклов функционал выделяется в единые централизованные структуры – а эта ситуация соответствует абсолютному большинству наших производственных предприятий – имеет место ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПРЕДПРИЯТИЕМ. Процессное же управление начинается с того, что выделенный и обобщенный ранее функционал, возвращается в тело своего процесса, теряя ранее определенные приоритетности. Каждый производственный процесс обретает свой и только свой функционал, строгое соответствие которого, жестко определяет параметры как производительности труда, так и качественные характеристики продукта. Всё это однозначно определяет минимум и максимум данного процесса: минимум, при котором данное производство товара имеет право на существование (меньший заказ продукции не позволит существовать этому процессу), и максимум продукции, который способен выдать наш процесс.

И наконец, соблюдение на постоянной основе найденного ритма заказа продукции (между минимумом и максимумом) позволяет говорить о том, что вы организовали настоящий бизнес-процесс, заявленный Майком Хаммером, полностью перейдя на ПРОЦЕССНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПРЕДПРИЯТИЕМ.